В Москве открылась выставка фотографий Карла Лагерфельда The Little Black Jacket! На каждом из 113 снимков экспозиции, приуроченной к выходу одноименной книги маэстро, — два обязательных персонажа: знаменитость и маленький черный жакет Chanel.

На открытие проекта в галерею Artplay съехалось множество гостей — и среди них Grazia заметила немало известных девушек! По залу прогуливались Даша Жукова, Ксения Собчак, Ульяна Сергеенко, Мирослава Дума и многие другие. Кроме того, в списке приглашенных значились музы дизайнера — Элис Деллал, Ванесса Паради и Милла Йовович! Мы не смогли удержаться — и задали последней несколько вопросов.

Милла Йовович
Милла Йовович не упустила случая пообщаться с публикой на русском языке!

GRAZIA: На фото Карла Лагерфельда вы одеты в черный жакет Chanel и платье, напоминающее рентгеновский снимок. Прокомментируйте необычное сочетание.
МИЛЛА ЙОВОВИЧ: Скелет — это нечто, с одной стороны, хрупкое, с другой — довольно опасное. Я в восторге от контраста, мне нравится, что «кости» прижимаются к коже. Жакет здесь — прекрасный фон для человека, его характера. Вообще, я большая поклонница и марки, и Карла. Мы с ним дружим много-много лет. Он действительно умеет совмещать искусство и моду!

GRAZIA: А что для вас главное в творчестве Коко Шанель?
М.Й.: Она всегда точно знала, что нужно ее аудитории. И именно поэтому смогла совершить революцию не только в дизайне одежды, но и в парфюмерии — создав Chanel No 5. Ведь до нее ароматы были исключительно натуральными: роза, ландыш… А эта женщина сказала: «Я не хочу цветов, мне нужен запах, которого нет в природе!»

GRAZIA: Многие высказывания Мадемуазель стали крылатыми. Какие из них вам близки?
М.Й.: Я очень часто вспоминаю одну фразу… За точность цитаты не ручаюсь, но смысл такой: «Стиль — это когда ты можешь войти в простой американский супермаркет и никто не будет над тобой смеяться». Для меня ее слова много значат! На Неделях моды встречаешь массу странно одетых людей, причем все окружающие закатывают глаза от восторга: «О, как прекрасно они выглядят!» Но стоит кому-нибудь из них выйти в реальный мир — и поднимется гомерический хохот. Конечно, есть творческие личности, для которых имидж — средство самовыражения. Но по-моему, Коко права: в любом случае лучше, когда твой образ понятен окружающим.

Милла Йовович
Йовович позировала Лагерфельду в черном жакете и платье-«скелете»

GRAZIA: Шанель была сильной женщиной — как и вы. А ведь принято считать, что сила девушки — в ее слабости…
М.Й.: Думаю, это очень старомодное мировоззрение и вредный стереотип. Я стала успешной благодаря совершенно другому отношению к жизни! Когда только пыталась найти работу в Голливуде, обнаружила, что многие люди видят мои лицо, фигуру — и больше ровным счетом ничего! Роли, которые мне предлагали, — загадочная незнакомка в баре, соблазнительная иностранная шпионка — требовали исключительно сексуальности, причем в самом примитивном ее понимании. Бюстгальтер с эффектом пуш-ап, обтягивающее платье… И все вместе каким-то загадочным образом должно обозначать «железную леди»! А я сказала нет, стала двигаться в противоположном направлении и сделала карьеру, чем очень горжусь. Мне хотелось показать, что можно сыграть девушку, у которой нет парня, нет секса, но при этом она остается красивой, сексуальной и сильной.

GRAZIA: Судя по вашим ролям, вы не любите слабых персонажей.
М.Й.: Точно! Они меня травмируют, потому что я ненавижу эти черты в себе и стараюсь от них избавиться. А когда перевоплощаешься в такую героиню, приходится открываться собственным слабостям — чувствуешь себя уязвимой.

GRAZIA: Вашей дочери Эвер 5 ноября исполнится пять лет. Поможете ей в карьере, как ваша мама — вам?
М.Й.: Я мечтаю, чтобы она училась, занималась любимым делом и была счастлива. Если захочет стать актрисой или моделью, ей придется убедить меня, что она готова. Пусть назовет 20 любимых фотографов, дизайнеров, стилистов. Покажет 20 кадров, где ей нравится свет, и объяснит, почему он хорош. Эвер, определенно, творческий человек, но, по‑моему, ей стоит искать себя в других профессиях. Впрочем, если она что-то решит, ее трудно остановить — уж очень сильный характер. Например, когда нас приходят снимать, она заранее знает, что наденет. Попробуй скажи: «Для тебя приготовили другие вещи» — ни за что не возьмет!

GRAZIA: Ваши ближайшее планы?
М.Й.: Собираюсь отдохнуть. Много месяцев подряд у меня был очень плотный график. Не хочу сейчас принимать никаких серьезных решений — посижу дома, сосредоточусь на музыке, стану рисовать, читать…

GRAZIA: Кстати, о музыке. Вы недавно выпустили мини-альбом Electric Sky — расскажите о нем.
М.Й.: Мне помогали ближайшие друзья — Крис Бреннер и Стюарт Зендер, бас-гитарист Jamiroquai. Мы записали песни дома на компьютер, они нам понравились, и я сказала: «А почему не поделиться ими с поклонниками?» Первый альбом я выпустила в 16, но с тех пор почти не пела — времени не хватало. И счастлива, что у меня наконец появилась возможность заняться музыкой. Ведь она всегда была важной частью моей жизни!

Интервью: Екатерина Никищихина

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.