Молодой и успешный режиссер, клипмейкер и по совместительству мама двоих детей Мария Скобелева готовится к съемкам первого полнометражного фильма и публикации автобиографии. Мы решили расспросить ее о тонкостях профессии и самых знаковых событиях, которые будут освещены в книге.

Пальто Sandro; очки Silhouette; ботинки Lierre
Пальто Sandro; очки Silhouette; ботинки Lierre

GRAZIA: У вас была своя рок-группа, вы выступали в самых модных клубах Москвы с концертами. Слышала, что критики о вас тепло отзывались и даже писали, что вы заняли, пустовавшую на тот момент, нишу — феминный рок. Не хотелось бы снова окунуться в концертную жизнь?

Мария Скобелева: Когда ты стоишь на сцене, позади тебя бэнд, звук отстроен, перед тобой люди в ожидании начала концерта — эти ощущения ни с чем не сравнить. На самом деле, все эти годы с музыкой я не расставалась: часто бываю в студиях, помогаю своим артистам, подпеваю, пишу песни. Но у меня проблемы с организованностью. Когда создается клип, перед тобой продюсер и артист ставят конкретные дедлайны, и ты работаешь четко и быстро. А когда тебе дают полную свободу и никто не подгоняет, все это растягивается на годы и десятилетия. Поэтому ничего нового мы уже давно не выпускаем и только пару композиций можно найти на YouTube.

GRAZIA: Как началось увлечение пением? Почему именно рок?

Мария Скобелева: Петь я начала в пять лет. И хотя не обладаю какими-то выдающимися вокальными данными, петь очень люблю. Этот процесс помогает выплескивать то, что наболело внутри, сразу становится очень легко и приятно, что ты можешь творчески реализоваться.

В моей жизни было много людей, которые заставляли двигаться вперед и попадались они мне совершенно случайно. Так, одна моя знакомая предложила мне как-то выступить в ресторане Bon, который я обожала: после родов я иногда просила маму посидеть с ребенком, чтобы пойти туда с подружкой поесть любимое мятное мороженое. Когда меня туда пригласили, я, конечно же, согласилась! Единственным условием было — выступление с группой. Мы нашли ребят, которые оказались первым составом Земфиры. Их очень тянуло на рок, поэтому все мои песни, написанные в диско-, даже электро-стиле, мы переделали. Просуществовала группа, наверное, лет пять, но мы никогда не выпускали альбомы, наше творчество было спонтанным и у нас никогда не было продюсера. Мы записали очень много материала, который можно было бы выложить на iTunes. Жаль, что не все сохранилось.

GRAZIA: Как вы пришли к режиссуре? Что привлекло в этой профессии?

Мария Скобелева: Режиссуру я не выбирала, скорее это она выбрала меня. Это был интересный и долгий путь, который сложно описать в двух словах. Поэтому во время карантина я начала писать книгу о том, как это все закрутилось. Уже сбилась со счета, сколько клипов мы сняли с моей командой. Пять лет назад, когда я подавала документы на Грин Кард их было больше 300, а значит сейчас их число перевалило за полмиллиона.
Я закончила МАРХИ (Московский Архитектурный Институт) и каждый раз, когда говорю об этом, люди очень удивляются, потому что «это совсем разные специальности, разные профессии». Но если подумать — не такие уж и разные на самом деле: основы светологии, композиции и истории искусств — это то, что очень пригодилось мне в режиссуре. По факту, МАРХИ дает отличное фундаментальное образование. После интститута я стала пробовать себя в качестве художника, мои работы даже можно увидеть на Винзаводе. Однажды в соцсетях мне написала одна незнакомая девушка, сказала, что хочет снимать фильм, альманах о творческих людях, которые не являются профессиональными режиссерами. Это меня воодушевило, мы стали готовиться. За две недели у меня были готовы все раскадровки, режиссерский сценарий, литературные сценарии, но из-за прекращения финансирования проект так и не увидел свет. Но интерес со мной остался. Я решила пробовать себя в этом жанре и начала, как мне казалось, с самого простого — музыкальных видеороликов, потому что, когда тебе 19 лет, полный метр кажется чем-то невозможным.

Платье Rhea Costa
Платье Rhea Costa

GRAZIA: Снимать клипы и правда проще?

Мария Скобелева: До сих пор считаю, что это несложно. Если ты дружишь с артистом и в хороших отношениях с его менеджером, на площадке царит атмосфера творчества, любви и красоты, то и процесс приносит удовольствие. Думаю, меня в режиссуре привлекли именно быстрота, яркая смена моментов, кадров и людей. Я не очень себе представляю, что смогу заниматься чем-то, что требует ежедневной рутинной работы годами. А в создании клипов быстрый процесс: один съемочный день, пару дней на монтаж, две недели максимум на поспродакшен. Меня привлекла в этом процессе легкость. В режиссуре нужно любить себя и уметь выразить себя, выработав свой стиль.

GRAZIA: Профильное образование важно для режиссерской профессии? Или же при желании, можно освоить профессию самостоятельно?

Мария Скобелева: Можно освоить профессию самостоятельно, если вы смотрите качественные кино, читаете достойную литературу, да и просто, если вы — творческий человек. Образование в чем-то прекрасно, но в чем-то оно ставит ограничения. Как сказал мой любимый российский режиссер Паша Рубинов: «Маша, единственный совет тебе: закрой глаза, надень пакет на голову и бросай кости. Экспериментируй!» Эксперименты и профессиональное образование несопоставимы. Если вам хочется попробовать себя в режиссуре, неважен возраст, образование, пол — ничего, кроме смелости и желания попробовать что-то, что вам близко.

Мне никогда не хочется ничего переделывать: ни клипы, ни картины, ни песни, не хочу заново переживать моменты жизни. Я воспринимаю судьбу как данность, уважаю все события в ней и свои решения, даже те, которые, возможно, были неправильными. Я понимаю, что именно они привели меня туда, где я сейчас нахожусь

Платье Rotate
Платье Rotate

GRAZIA: Как прошел переезд в Лос-Анджелес?

Мария Скобелева: Переезд только в моих интервью кажется очень легким и непринужденным. На самом деле, это было непросто. Сперва все было красиво: сняли большой дом, привезли всю команду из России, со мной была моя менеджер и подруга Алина, которая хоть и не говорила по‑английски, но очень меня поддерживала. Мы готовы были горы сворачивать! После на полгода мы перебрались в квартиру нашей подруги, которая привыкла жить одна, и для нее совместное проживание не было чем-то приятным. Затем мы вернулись в наш прекрасный дом, но он оказался нам уже не по карману, так как адвокаты запретили мне работать в течение 8 месяцев, чтобы спокойно получить Green Card. Это время мы посвятили общению с людьми, поездкам к океану, который, как нам казалось, дает нам энергию, устраивали минимальный шопинг на 100 $ на двоих. Потом поняли, что тянуть двоих очень тяжело, а Алина не знает языка и ей пришлось уехать в Россию. Я даже не представляла, как буду жить дальше одна, потому что мне важно, чтобы рядом находился человек, который будет меня морально поддерживать. И судьба сводит меня с другой девушкой, которая пустила меня в свой дом. За квартиру я платила бартером: диван, который мне приходилось делить с собакой, я оплачивала набивая продуктами холодильник. Чтобы спокойно уснуть, подушку приходилось оборачивать одноразовыми полотенцами, потому что стирать после собаки по 5 раз в день наволочку было просто невозможно, к тому же у меня были высыпания на коже от ее шерсти. Но, несмотря на все это, это было классное время: мы вместе с моей новой подругой ходили на классные вечеринки, и я ей благодарна за интересные знакомства.

Одежда и аксессуар Natalie Rolt
Одежда и аксессуар Natalie Rolt

GRAZIA: Можете вспомнить какое-то грандиозное событие в этот период жизни в Америке, которое оставила особенно сильное впечатление?

Мария Скобелева: Однажды я чуть не пропустила вечеринку в честь дня рождения Криса Брауна. Я уже собиралась ложиться спать: надеваю свои трусы в горох (их таких, наверное, у меня вообще одна пара была, самых позорных), завязываю нелепый хвост и ложусь на диван, укутавшись в собачью шерсть. И тут, как только я начала засыпать, моя подружка говорит: «Так, у тебя 5 минут, собирайся, мы опаздываем к Крису Брауну на день рождения». Прям на свои трусы в горох, я надеваю черный смокинг, распускаю волосы, делаю макияж. Мы приезжаем к Крису без подарков, зато красивые. На входе у нас забирают телефоны, внутри толпа людей, но звезду этой вечеринку мы не видим. Я понимаю, что хочу в туалет. Вижу уборную рядом с какой-то спальней и прошу Мартину придержать дверь, потому что защелки там нет. Когда я уже собиралась выходить и натягивала брюки, дверь распахнулась и в ней стоит, кто бы вы думали? Тот самый Крис Браун. Все, что он успевает сказать «Хай», я быстро запираю дверь, надеваю брюки, выхожу в зал и спрашиваю подружку, неужели она не могла подержать дверь? Она успокоила, что все так быстро произошло, никто ничего не заметил. А потом мы встречаем нашего общего друга — менеджера Мэта, который решает познакомить нас с Крисом. Мэт представил меня как классного режиссера из Европы, которая снимала клип Tyga накануне. Крис говорит: «Очень приятно, Мария» и после паузы добавляет: «Классные трусики, между прочим!».

Я никогда не работала с Крисом Брауном, но мое агентство тесно со ним сотрудничает, и когда он приезжает к нам в офис, я думаю: «Хоть бы он не вспомнил эти милые трусики в горошек».

Платье Rotate
Платье Rotate

GRAZIA: Музыкальные клипы сейчас снимают в абсолютно разных направлениях: мини-фильм с полноценным сюжетом, яркая картинка с активным использованием спецэффектов, видео, снятые на телефон с минимальным постпродакшеном. Какое из этих направлений нравится вам больше и в каком направлении хотелось бы снимать?

Мария Скобелева: За все годы в профессии я успела попробовать все направления, но есть одна ниша, которая до сих не заполнена и вызывает у меня жажду — это крутые инди-артисты. Они не настолько популярные, но именно с такими артистами мне очень хочется поработать: у них утонченная музыка, живая и настоящая — это именно то, чего так не хватает сейчас. Моя душа требует таких артистов как Патти Смит. И тут уже неважно, в каком ключе снимается видео, это должен быть симбиоз музыки и визуального сопровождения. Для этого даже не нужен огромный бюджет — достаточно иметь хорошую оптику, камеру и грамотного оператора.

GRAZIA: Клипы, которые, на ваш взгляд, стоит посмотреть для получения визуальной базы, вдохновения или в качестве эталона качества?

Мария Скобелева: Первым вспоминается режиссер и артист Woodkid, он снимал практически все ролики Ланы Дель Рей. Особенно нравится его клип на песню 'Blue Jeans' со съемками под водой и аллигаторами, которые олицетворяют жертвенность любви. Черно-белый клип, снятый на пленку, Pet Shop Boys 'Being Borring'- настоящее отражение юности. Также мне нравится режиссер Дэвид Линч и клипы, которые он снимает. Простая зарисовка полная символизма и классной актерской игры от Lykke Li в клипе 'I Follow Rivers'.

GRAZIA: Карантин на всех повлиял по‑разному: кто-то открыл в себе новые таланты и разобрался с собой, кто-то освоил новые навыки. Как этот непростой период прошел у вас?

Мария Скобелева: Интересное время. Мир перевернулся: я пять месяцев назад и сейчас — абсолютно разные люди. Каждый день продолжаю открывать себя и дело не в талантах, а в смене ценностей. Но и с точки зрения креатива, сейчас то самое время, когда я стараюсь доделывать все начатое: закончила свой документальный фильм про монахинь Санта-Барбары, договариваюсь о его продвижении, вернулась к живописи, петь пока не получается, так как здесь, в доме, нет звукозаписывающей студии, но тем не менее пишу песни, написала книгу. То есть те вещи, которые я не могла себе позволить, находясь вне карантина, когда ты постоянно куда-то бежишь, пытаешься успеть все и сразу.

Карантин позволил заняться другими важными делами и подняться на новую ступень. Кроме того, мы с агентством сейчас занялись подготовкой к фильму, и это очень непросто: надо перечитывать огромное количество информации, обновленный скрипт нам присылают дважды в неделю. Могу сказать, что английский я потянула еще больше. Хочется, чтобы все было идеально, так как это мое первое кино.

Платье Rotate
Платье Rotate
Платье Rotate

GRAZIA: В своем Instagram вы писали, что помогали молодым режиссерам встать на ноги в профессиональном плане. Как это происходит? К вам в команду может попасть любой новичок с горящими глазами?

Мария Скобелева: Все, кто как-либо соприкасался со мной, так или иначе пробовали себя в режиссуре, и 90% из них остались в этом деле и преуспели. Это были мои менеджеры, помощники, ассистенты, просто люди, которым я предложила посетить съемочный процесс. Но если поначалу мне казалось, что меня хотят вытеснить, занять мою нишу, то теперь понимаю и даже горжусь собой, что именно я показала им верный путь, а они продолжают развиваться. Здесь места хватит всем. Кроме того, мне самой хочется сменить жанр и идти в кино, в документалки, я засиделась в клипах. Хочется еще параллельно заниматься бизнесом.

Мне можно писать в Инстаграм, но советую писать несколько раз. Если вам что-то действительно нужно — доставайте меня, проявляйте смелость. Это мой единственный совет. Тоже самое делала я когда-то, так я попала в лучшее американское агентство. Если мне человек симпатичен, неважен опыт работы, шоурил, я часто приглашаю посетить съемки и помочь — лишние руки никогда не помешают.

GRAZIA: Что самое сложное в профессии?

Мария Скобелева: Сдача проекта заказчику. Заказчики бывают очень специфические, иногда с раздутым эго. Это, наверное, единственный сложный момент — общение с заказчиком, а в целом — просто попробуйте и сами для себя все поймете.

Онлайн-консультант по стилю: Алиса Жидкова

Онлайн-консультант по макияжу и укладке: Юлия Пантюхина