Вера Брежнева
Вера Брежнева

Grazia: Ваш новый сингл Sestra — очень символичный и автобиографичный, ведь у вас сразу три сестры! Как часто вы с ними делитесь переживаниями из личной жизни?

Вера Брежнева: Действительно, у меня три сестры, и благодаря маме с самого детства у нас очень теплые и близкие отношения, которые мы поддерживаем до сих пор. На четверых у нас самих семеро детей, и мы делимся переживаниями насчет всего: личной жизни, работы, трудных ситуаций. Это происходит естественным образом, не специально. Мы создали в мессенджере семейный чат под названием «Family», где общаемся своей женской «пятеркой» — там мы постоянно на связи, нам всегда есть, что обсудить, общение бурлит и чат активен каждый день. Учитывая, что жизнь разбросала нас по разным странам, это очень ценный и удобный формат коммуникации.

Grazia: Есть мнение, что близким родственникам в пылу ссор лучше на любимого мужчину не жаловаться: потом вы помиритесь, а близкие все плохое запомнят. Согласны с этим «правилом» и рассказываете ли о ссорах сами?

Вера Брежнева: У нас нет такой практики. Мы уже достаточно взрослые для того, чтобы, вспылив, бежать об этом рассказывать на горячую голову.

Grazia: Кстати о ссорах: а с самими сёстрами бывает, что ругаетесь? Если да, то на какой почве это случается?

Вера Брежнева: Мы не ругаемся, мы можем поспорить по поводу какого-либо вопроса, покопаться в поисках истины, но ругаться — нет. Мы выросли, у нас уже есть собственные дети, мы бережем нашу любимую маму, и поэтому многие вещи становятся слишком незначительными для ссор. Они могут стать поводом для серьезного разговора, для объяснений, но даже это бывает крайне редко.

Grazia: Ваши дочки — тоже сестры. Как меняются их отношения друг с другом по мере взросления? Как думаете, делятся ли они друг с другом секретами, или пока не тот уровень доверия?

Вера Брежнева: У моих дочерей все-таки другая разница в возрасте, нежели у меня с сестрами. И поэтому отношения у них немного отличаются. Плюс то, что они живут в разных странах, тоже накладывает свой отпечаток. Тем не менее, я вижу, как они заботятся друг о друге, и чувствую их обоюдную любовь. Надеюсь, что со временем у них появятся общие интересы и они станут еще ближе.

Вера Брежнева со старшей дочерью Соней
Вера Брежнева со старшей дочерью Соней

Grazia: Ваша старшая дочь живет и учится в США. Насколько сложно находиться с ней в разлуке? Тяжело ли было решиться отправить ее одну далеко и надолго?

Вера Брежнева: Соня живет в США уже четвертый год. Ей было 15, когда она уехала заканчивать там старшую школу, это было ее личное желание. Самое сложное время было, конечно же, в начале — и для нее, и для меня. Для меня, пожалуй, в большей степени, потому что я постоянно переживала за нее. Я сдержанный человек и стараюсь не показывать эмоций. Но стоило мне тогда отвезти ее и слезы сами полились рекой. Я ехала в аэропорт и плакала все время, сейчас уже вспоминаю это с улыбкой. Уже все устаканилось, и мы, хоть и живем на разных континентах, достаточно часто видимся, постоянно общаемся по видеосвязи. При любом удобном случае стараемся встретиться — к примеру, сразу после отмены карантина Соня приехала домой, к маме.

Grazia: Каких главных правил вы придерживаетесь в воспитании дочек?

Вера Брежнева: Главное правило, которого я придерживалась и придерживаюсь в воспитании дочек, это собственный пример. Безусловно, когда я была юной и не совсем понимала, как растить детей, я опиралась на обучающую литературу, опыт старших друзей, успевших освоить азы родительства, советовалась с мамой. Но, как показала практика, все-таки любовь и личный пример — это лучшая база для гармоничного воспитания детей.

Grazia: Какие главные истины и жизненные принципы вы переняли от своей мамы?

Вера Брежнева: Сложно перечислить, но я попробую. Во‑первых, это безусловная любовь. Нас у мамы четыре девочки, но её любовь настолько сильная, что каждая из нас ее чувствует, ощущает заботу, опеку. Наверное, это самое важное, чему я учусь у мамы. Плюс не вешать нос, так сказать. Мы всегда считали ее красавицей, хоть раньше не было никаких возможностей следить за внешностью — ни уходовой, ни декоративной косметики. Она была и остается для нас самой красивой, но все-таки самое главное в ней — это особое материнское тепло. Ощущение, что у тебя всегда есть рука, за которую можно ухватиться в трудную минуту. За которую ты можешь подержаться и почувствовать спокойствие.

Вера Брежнева с мамой
Вера Брежнева с мамой

Grazia: Что — самое сложное в построении собственной семьи, а что — самое приятное?

Вера Брежнева: Я бы не назвала это сложностями. Зачем тогда вообще семью создавать. Главное в построении семьи — понимать, что семья — это работа. Это не только место, куда ты возвращаешься после трудового дня из офиса или с концерта и чувствуешь себя в безопасности. Семья, домашний очаг, быт, уют, отношения — это все работа, это часть жизни, на которую уходит масса внутренних ресурсов. Всегда необходимо искать и находить компромиссы, время на быт и хозяйство. Вкладывать силы, заботу, любовь. Осознавать и нормально к этому относиться — уже половина успеха. Но важнее всего — чтобы понимание было у обоих партнеров. Потому что, когда один в семье работает над отношениями, а второй — нет, семья не получается сбалансированной, не обретает гармонии. Что самое приятное — это то, что вообще у тебя есть близкие люди. Я человек семейный, выросла в большой семье. И априори не одиночка, мне важна поддержка родных. Как бы странно ни звучало, но и веселье не на последнем месте, потому что мне с моей семьёй всегда весело. Близкие люди могут быть и не одной с тобой крови — муж, к примеру. Но, тем не менее, вы находитесь на одной волне, смотрите по жизни в одном направлении, и с таким человеком ты становишься классной парой.

Вера Брежнева с младшей дочерью Сарой
Вера Брежнева с младшей дочерью Сарой

Grazia: Есть ли у вас личные табу: те слова и поступки, что вы точно считаете недопустимыми внутри родительства и брака?

Вера Брежнева: Личные табу безусловно есть, у меня они касаются не только родительства и брака. Например, я не ругаюсь матом. Вообще. Ни в семье, ни с посторонними. Дети не слышат от меня таких слов. И еще у нас есть два негласных правила: первое — мы не кричим друг на друга, стараемся все обсуждать, проговаривать и договариваться в спокойном тоне. Второе — все друг друга предупреждают о том, куда они едут и когда, чтобы можно было согласовывать планы и понимать, как распоряжаться своим временем.

Grazia: Как вам кажется, откуда вообще берется женское желание стать «идеальной» женой и мамой — и возможно ли ею стать?

Вера Брежнева: Вы знаете, у меня нет желания стать идеальной женой или мамой. Во‑первых, я считаю, что идеальных людей не существует, соответственно — идеальных жен и мам тоже не бывает. Можно стать классной, и для этого не нужно лезть из кожи вон — достаточно просто дарить любовь и тепло своей семье. Когда ты любишь свою семью, когда тебе хочется о ней заботиться, стараться на благо родных, тогда ты автоматически становишься лучшей Женой и Матерью — с большой буквы. Поэтому у меня нет желания стать идеальной. Я уже давно усмирила свой идеализм и поняла, что ничего идеального не существует. Стремиться к некоему эталону, конечно, можно, но все же правильнее становиться лучшей версией себя.

Вера Брежнева с дочкой
Вера Брежнева с дочкой

Grazia: Как вам кажется, какой должна быть истинная женщина?

Вера Брежнева: Женщине необходимо быть целостной и гармоничной. И думать, в первую очередь, о себе. Знаете, это как в самолетах говорят: в экстренной ситуации сначала наденьте маску с кислородом на себя, а потом — на ребенка. Почему? Потому что когда ты сам в порядке, то можешь позаботиться о других. То же самое можно сказать о психологическом, эмоциональном и физическом состоянии. Женщине сперва необходимо обрести свой внутренний баланс, и тогда она будет способна окружать своих родных и близких любовью, заботой, и создавать ту самую идеальную атмосферу.

Grazia: И напоследок: назовите ваши основные «правила жизни», по которым вы живете каждый день и которым учите дочерей?

Вера Брежнева: Я человек эмоциональный и обычно действую, исходя из ситуации. Нет как таковых жестких правил, которым я бы неукоснительно следовала. Жизнь вынуждает любые правила нарушать, идти иногда против них, что-то добавлять, убирать, корректировать на каждом шагу. Поэтому я плыву по течению и действую, как велят сердце и разум. Выбираю те варианты, которые будут на благо моей семьи. Действую с любовью и действую созидательно. Для меня эти факторы важны, но это — факторы, а не правила.

Фото: Катя Кондратьева