Летиция Каста и Жак Золти, Cен-Бартелеми, 1990
Летиция Каста и Жак Золти, Cен-Бартелеми, 1990

Вы были моделью, фотографом, теперь вы парфюмер. Ваш прошлый опыт повлиял на выбор нынешней профессии?

На самом деле, нет. Впервые я заинтересовался парфюмерией еще в детстве, когда мы с семьей жили в деревне на юго-западе Франции. Я часто вспоминаю то время: когда наступали сумерки, я украдкой уходил из дома в поля, где тогда еще целыми сутками паслись стада. Во время этих маленьких «путешествий», наполненных немного пугающими шорохами и звуками, я всегда был особенно внимателен к окружающим меня запахам. Они буквально завораживали меня! И сейчас, спустя три четверти жизни, я решил осуществить свою мечту и связать жизнь с парфюмерией.

Тем не менее, как по‑вашему, есть ли что-то общее между фотографией и парфюмерией?

Отчасти. Когда я смотрю на фотографию моря, я буквально слышу запах моря. Когда я вижу фотографию пшеничного поля — чувствую, как пахнет пшеница.

Фотография помогает поймать момент, сохранить его навсегда. Парфюм, по сути, делает то же самое: он дает возможность связать мгновение с определенным запахом, с которым мы потом будем его ассоциировать. Поэтому аромат для меня — это ольфакторное воплощение фотографии.

Jacques Zolty: Private session и J’Suis snob
Jacques Zolty: Private session и J’Suis snob

Как бы вы сами описали собственную парфюмерную эстетику?

Лучшее отражение моей парфюмерной эстетики — аромат, который я создавал специально для себя, Jacques Zolty от Jacques Zolty. С него я советую начинать знакомство с брендом, эксклюзивно представленным в сети бутиков Molecule.

Я помню, как я впервые очутился на острове Сен-Бартелеми. Это райский остров с дикими зарослями, ночью источающими аромат тропических цветов. Острый запах древесины, покрытой мхом, заросли можжевельника, соленый морской бриз, свежесть листьев кипарисов и золотистый песок — вот мое эстетическое восприятие аромата.

Повлиял ли на вас кто-то из известных парфюмеров современности или прошлого?

Мне нравится то, что делает парфюмер-минималист Жан-Клод Эллена, бывший нос дома Hermès.

Жаном-Клодом Эллена я восхищаюсь потому, что он не стремится точно скопировать природу, он создает лишь иллюзию ее присутствия. Для него аромат подобен картине или цветку, именно такой прием и я стараюсь использовать в создании своих ароматов.

Синди Кроуфорд и Жак Золти, Сен-Бартелеми, 1993
Синди Кроуфорд и Жак Золти, Сен-Бартелеми, 1993

Кому вы адресуете свою парфюмерию?

Тем, кто действительно ищет что-то особенное. Я посвящаю свою коллекцию людям, которые смотрят на жизнь иначе, чем большинство, умеют ценить не только комфорт, но и красоту природы, искренние и бескорыстные проявления любви. Они умеют наслаждаться тем, что дарит жизнь. Жизнь — это и есть самый большой подарок, который мы получаем с рождения.

Может ли наступить момент, когда вы скажете «теперь я сделал и попробовал все, что хотел»? Или вы не планируете останавливаться в экспериментах?

Безусловно, я хочу продолжать начатое и останавливаться не собираюсь. Человек жив, пока у него есть желания и стремления. Я чувствую, что еще многое хочу и могу сделать. И чем старше я становлюсь, тем острее я ощущаю потребность в этом. Я буду стремиться отражать красоту окружающего мира в своих фотографиях и в ароматах.

Элизабет Хёрли в перерыве между дублями на съёмках рекламного ролика. Пляж Фламандс, Сен-Бартелеми, 2000
Михаил Барышников, Cен-Бартелеми, 1994
Синди Кроуфорд, Cен Бартелеми, конец 80-х
Карин Ройтфельд с мужем Сислей, дочерью Джулией и сыном Владимиром. Витет, Сен-Бартелеми, 2000
Женщина в москитной сетке, Сен-Бартелеми, 1989

Какими ароматами вы гордитесь больше всего?

Первым созданным мною ароматом, — Jacques Zolty, который я уже описал.

Чем, по вашему, должна пахнуть настоящая женщина?

Женщина должна пахнуть, словно воплощенная любовь!

Ароматы Jacques Zolty представлены эксклюзивно в сети бутиков Molecule

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia