www.instagram.com/sokolova_xenia

Ксения Соколова давно вписала себя в историю российской журналистики. И как светский обозреватель и репортер, и как отличный политический интервьюер, которого Владимир Познер назвал самым сильным в своем поколении. Она первая взяла комментарий у Михаила Ходорковского, когда тот вышел из тюрьмы, стала автором самого честного и выбивающего почву из-под ног репортажа о трагедии Беслана, и одной из немногих, кого Рамзан Кадыров пустил в личное пространство, чтобы она написала о нем профайл. Многолетний контрибьютор GQ и «Сноба», соратница Николая Ускова и соведущая Ксении Собчак, автор термина «революционный глянец». Да, все эти «звания» можно перечислить с подобным пафосом, поскольку в 2016 году Ксения Соколова удивила общественность, заявив, что покидает журналистику.

Впрочем, после своего сенсационного заявления, Ксения не пропала с радаров, а снова дала поводы для пересудов: сначала своим участием в выборах в Госдуму от «Партии роста», а потом приземлением в кресло главного редактора журнала Esquire, освободившееся после ухода Игоря Садреева. Хотя поначалу Ксения признавалась, что не видит противоречия в своей одновременной будущности главредом и кандидатом в депутаты, по закону РФ она все же на это права не имела. Особенно сильно споры о назначении главредом разгорелись после того, как глава ее избирательного штаба и по совместительству «антигерой российской интеллигенции», Леся Рябцева заявила журналистам, что команда Esquire будет непосредственным образом задействована в кампании. Были ли такие планы у Ксении на уме, доподлинно неизвестно, но ей пришлось уйти в отпуск на время выборов, а потом и вовсе передать бразды правления журналом Сергею Минаеву. На политическом поприще тоже не вышло: «Партии Роста» не удалось обеспечить себе места в Госдуме.

Как все это понимать? За год до этих событий в беседе с Натальей Синдеевой Ксения Янисовна произнесла резонансное: «Журналистика в России мертва», но прошло меньше года, и она становится у руля известного издания. Причем глянца. Причем мужского. Вопросы, конечно, сыпались со всех сторон, но некоторое время спустя несостоявшийся главный редактор дала этому объяснение — надо сказать, весьма женское и сентиментальное. Дело в том, что в американском издании был впервые опубликован «Завтрак у Тиффани» Трумэна Капоте — ее любимый роман, вот она и не смогла удержаться от соблазна («Это было уникальное предложение — никакое другое из области журналистики меня бы не увлекло», — из интервью изданию ItBook). Было ли это эмоциональным решением или журналистам по призванию невозможно уйти на покой? До конца так и не ясно. Неясно, что произошло осенью, и неизвестно, чем конкретно планирует заниматься бывшая журналистка — сама она отказывается комментировать оба исхода, а на вопросы о перспективах отвечает уклончиво, мол, сейчас просто наслаждается жизнью. И лишь по ленте Facebook можно понять, что это действительно правда.

Недавно она все же поделилась своими нынешними переживаниями: «Процесс можно сравнить с одиночным заплывом в сторону открытого океана — ты просто гребешь руками и в какой-то момент понимаешь, что оставил берег слишком далеко, чтобы вернуться. И теперь одна возможность — только вперед». Устала ли Ксения Соколова или просто больше не верит в свое ремесло, собирается ли она писать книгу или будет проводить время с семьей, вернется ли в глянец или всерьез займется политикой — в любом случае, она — отдельная страница в истории российской журналистики, и хочется верить, что еще не дописанная.

Instagram/ @sokolova_xenia

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.