РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Таджикская принцесса» Мадина Шокирова — о свадебном платье за 40 миллионов

Как владелица самого нашумевшего платья года одевается в обычной жизни и правда ли, что она знакома с Анной Винтур
Тэги:
Мадина Шокирова и ее супруг Сардор
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Уходящий 2016 год можно без преувеличения назвать Годом самых роскошных свадебных платьев: дочь президента «Группы Альянс» Мусы Бажаева шла под венец в наряде Zuhair Murad за 20 млн рублей, невестка Михаила Гуцериева — в пене из кружев и драгоценных камней Eli Saab за 25 млн рублей, а дочь бизнесмена Ильхома Шокирова Мадина — в каскаде жемчугов, цветочных лепестков и кристаллов Swarovski, сшитом в ателье Ralph&Russo за 40 млн рублей. В общем, мы поняли, что в главный для каждой девушки день слова «дорого» не существует.

Но кутюрное платье — это ведь не только красота, воплощенная в шелке, и завистливые вздохи подруг, но и муки выбора, и бесконечные примерки. Каково это, выходить замуж в платье мечты, правда ли, что его можно купить где угодно (были бы деньги!), и как потом носить наряды попроще — мы спросили у Мадины Шокировой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Мадина Шокирова с подругами
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Расскажите о вашем платье, стоимостью которого, по данным СМИ, составила 40 миллионов рублей?

Выбор платья отнял у меня кучу времени, сил и нервов. Я думала, что «мое» платье я найду, выберу или придумаю сразу, но не тут-то было. Когда я обошла все любимые модные дома и поняла, что нигде сердце не екнуло — начала нервничать. Сначала я заказала платье в Chanel, мастера даже сделали каркас, но в какой-то момент я засомневалась, будет ли оно очень нарядным, как это принято в наших восточных традициях. И тогда я решила испытать судьбу в Туманном Альбионе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ralph&Russo уже несколько сезонов были моими фаворитами на Неделях моды в Париже, и странно, что мне сразу не пришло в голову обратиться к ним. Главным критерием в платье для меня была его оригинальность: мне хотелось, чтобы оно отличалось, не было похожим на другие. Увидев это платье я поняла — это оно! Рукава сразили меня сразу. Но, конечно, эскиз меняли специально для меня: изменился верх платья и вышивка. На то, чтобы сшить наряд и довести его до совершенства, потребовалось шесть-семь примерок.  

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как вы восприняли ажиотаж вокруг вашей свадьбы в прессе? Титул «таджикской принцессы» вам льстит?

Ажиотаж, вызванный свадьбой, меня искренне удивил. И, признаюсь, такое внимание к моей жизни и семье меня раздражало. К счастью, со временем все утихло само по себе. И, кстати, пользуясь случаем, хотела бы внести некоторую ясность: многое из того, что написано в новостях и заметках обо мне, неправда! И это звание «принцессы» ко мне никакого отношения не имеет.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

А как бы вы сами описали свой стиль?

Мой стиль сложно описать. Утром я могу надеть белую майку, джинсовую куртку и любимые кеды adidas Stan Smith (кстати, мои подруги так привыкли к этому образу, что на девичник подарили мне десять джинсовых курток и 15 пар кроссовок adidas), а вечером — высокие каблуки и платье baby doll. Вот так меня «штормит» в течение дня.

Вообще, я люблю наряжаться, если есть повод. А если нет, могу и сама его придумать. Но кутюр — только по особым случаям. Поймите, я люблю красивую одежду, украшения и люблю свои вещи — но совсем без фанатизма: все-таки, это просто вещи, им не стоит придавать слишком большое значение.

А правда, что вы знакомы с Анной Винтур?

Знакомством это сложно назвать. Мы встретились на показе Valentino, я подошла поздороваться, потому что считаю ее очень интересной личностью. Мы перекинулись парой фраз, она оказалась очень милой женщиной, вот и все. 

Загрузка статьи...