Удивительно, сколько всего может произойти за ничтожные для мировой истории пять лет.



Лично я успела перевернуть с ног на голову всю свою жизнь. Переехать из родной понятной Москвы в хоть и дружелюбную, но совершенно чужую Азию — и обрести здесь второй дом. Открыть кафе, о чем я даже в юности мечтала с некоторым недоверием. Научиться говорить по‑английски с ленивым австралийским акцентом. Бешеной блохой обскакать города и веси: ныряла с китовой акулой на Мальдивах, крошила льды на ледоколе в Лапландии, роняла слезы счастья в фисташковое мороженое в Амальфи, плясала на столах на Капри, выпила сто чашек кофе в Мельбурне и примерно столько же бокалов шампанского в вагоне-ресторане роскошного поезда, пробирающегося сквозь пальмовые
плантации от сингапурской к тайской границе.

Ах да, чуть не забыла: обзавелась смешным вихрастым сынишкой.
Я вижу только, так сказать, верхушки самых крупных айсбергов, события помельче и вовсе не припомнить без посторонней помощи. Это как магическая программка, архивирующая фотографии с айфона. Перед тем как аккуратно переложить все в компьютер, запускается стремительное слайд-шоу, и за минуту у вас перед глазами пролетает год, а то и два вашей жизни в мельчайших деталях, а мы ведь все сейчас знатные эксперты по документированию каждого стоящего мига бытия. Как тут не прослезиться!

Все пять лет одно оставалось незыблемым — эта самая колонка в ставшем родном еженедельнике. Признаюсь, для меня она давно превратилась в дневник, и временами довольно личный. А самым удивительным было понимать, что мои похождения и скромные соображения по тому или иному поводу интересны читателям и даже имеют для них некоторую ценность.

Спасибо за ваши искренние письма, все как одно начинавшиеся с фразы: «Я обычно никогда не пишу в редакции журналов, но тут решилась». Словом, позади прекрасные пять с половиной лет.

Однако жизнь, как всем и без меня известно, не стоит на месте, а пульс журнала Grazia и вовсе не замирает ни на мгновение — мы бежим впереди всех и быстрее всех, за это ведь вы нас и цените, правда? Так что пришла пора страничке сменить шкуру.

Впрочем, никаких слезных прощаний — до скорой встречи на других страницах любимого издания.

А напоследок даю установку, словно Кашпировский в лучшие годы: не бойтесь перевернуть свою жизнь, и даже несколько раз — оно того стоит!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia