Виктуар де Кастеллан, креативный директор Dior Fine Jewelry, божественная дива ювелирного сюрреализма, в очередной раз доказала, что является достойной наследницей знаменитого французского денди конца XIX века Бони де Кастеллана. В рамках Парижской недели моды она представила свою новую работу — драгоценную кутюрную линию My Dior. На этот раз источником вдохновения для дизайнера стал традиционный узор «каннаж», который можно увидеть на сумках марки. По случаю премьеры в двухэтажном особняке французской ветви семейства Ротшильдов был дан громкий рок-концерт «только для своих». В воскресный вечер в антикварный буржуазный дом набилось много отчаянно веселой публики — от наследниц огромных состояний до моделей и фотографов. Конечно, среди гостей были отмечены и русские клиенты Dior Haute Couture. My Dior — ювелирная линия, которая не решает глобальных творческих задач, хотя обычно таковые всегда очевидны в коллекциях Виктуар де Кастеллан, как, например, в прославившей ее Belladone Island 2007 года. Основной целью на этот раз было воплотить кутюрные традиции Дома в ювелирных объектах. И новоиспеченные украшения — кольца, колье, браслеты, серьги — наверняка смогут собрать хорошую кассу. Ну, а на парижской вечеринке драгоценности My Dior оказались молчаливыми свидетелями веселой столичной жизни, которая словно и не менялась со времен обличительных романов Оноре де Бальзака. На громком ювелирном празднике с цыганами и рок-концертом была представлена вся галерея типажей, которых, кажется, совсем не затронула смена эпох. Мир старой и, как выясняется, неизменной светской французской жизни — это своего рода социальный словарь с цветными картинками. Записные скучающие красавицы, сопровождаемые дерзкими парижскими фриками, утратившими всякое чувство пола. Надменные модные журналисты, уже готовые вынести свой решительный и бесповоротный вердикт на любой счет. А также многочисленные карнавальные светские лица: суровые дамы в мужских смокингах, элегантные господа в женских шляпах. Среди всех гостей царила сама Виктуар де Кастеллан, затянутая в великолепное черное платье с бантом, — хозяйка бала, легендарная драгоценная дива, наследница великой французской фамилии, чей яркий представитель, маркиз Бони де Кастеллан, работал в свое время для Дома Cartier. ё В апреле Францию ждут новые президентские выборы, и нынешние опросы общественного мнения показывают, что в настоящий момент электорат скорее на стороне социалистических левых, нежели на буржуазном правом берегу. Но каков бы ни был итог важного голосования и кто бы ни заселился по его результатам в Елисейский дворец, ясно одно: в парижском особняке Ротшильдов никогда не погаснут огни и не смолкнет музыка. Историческая французская буржуазия с ее оригинальными персонажами и особенной манерой жизни — это такой же национальный товар на экспорт, как сумки Chanel, часы Van Cleef & Arpels и драгоценности Dior.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia