В моей колонке в журнале Grazia я обычно делюсь «несдержанными фотографиями»: описываю подсмотренные сценки, пересказываю истории, случающиеся на улицах городов. Не всегда, знаете ли, бывает уместно вытащить из кармана телефон, чтобы сделать снимок.

Но сейчас я хочу рассказать историю одного симпатичного памятника, который довольно часто попадает на фотографии. Впрочем, далеко не каждый житель уютного города Кутаиси способен объяснить туристу, делающему кадр, что же именно изображает эта скульптура.

Итак, на перилах Белого моста, что перекинут через реку Риони, сидит бронзовый мальчишка. На его лице — хитрая улыбка, а на теле — только плавки. В руках он держит две шляпы. В правой — похожую на котелок. В левой — на цилиндр. Кажется, что сорванец вместе с головными уборами вот-вот сиганет в журчащую воду беспокойной реки.

Так и есть — прыгнул. Скульптура — застывший эпизод из старого, еще черно-белого фильма «Необыкновенная выставка». Как всегда у грузин, фильм получился притчей — веселой, с грустным послевкусием.



Главный герой кинокартины — талантливый скульптор Агули. Когда-то ему достался большой кусок паросского мрамора чистого белого цвета. Такой добывался в классическую эпоху на острове Парос в Эгейском море. Многие шедевры, например Венера и Ника, вырезаны именно из него. Вот и наш Агули мечтает создать свой: скульптуру «Весна», которая сделает этот мир немного лучше, привнеся в него красоту и надежду.

Однако художник не спешит. Пока что он ваяет надгробные памятники, что обеспечивает ему благополучие. Время летит, он становится лучшим мастером Кутаиси. К нему не иссякает очередь. Заказчики требуют портретного сходства и точного воплощения всех регалий заслуженных покойников. А паросский мрамор пылится.

Однажды Агули прогуливался по Белому мосту с другом. Товарищ обратил внимание на мальчика, сидящего на перилах: «Почему ты не делаешь скульптуры детей, как Пикассо?» Пока художник искал ответ, мальчик, не будь дурак, сорвал с достопочтенных джентльменов шляпы и сиганул в реку.

Агули так и не создал свой шедевр. Однажды, уже совсем седой, он пришел на кладбище и поразился увиденному: вокруг стояли его и только его скульптуры. Всю свою жизнь он посвятил тому, чтобы увековечить других. Это и была его первая, она же последняя «необыкновенная выставка». В итоге он подарил глыбу паросского мрамора своему ученику в надежде, что хотя бы талант представителя нового поколения воплотит что-то важное и давно им забытое. Вручая подарок, он предупреждает подмастерье: нужно следовать своему предназначению и никогда не сворачивать с выбранного пути.

Так нравоучительно заканчивается этот грустный и веселый фильм, наполненный смыслами и колоритными диалогами.

Интересно, что эта история взята из жизни. Действительно, был такой скульптор. И он вправду именно так и прожил свою жизнь. А драматург Резо Габриадзе сделал из нее сценарий. Он же мне и поведал продолжение этого сюжета, не менее символичное.

Ученик скульптора, получивший в наследство драгоценный мрамор, сделал-таки из него свой «шедевр» — большущий бюст Фридриха Энгельса, второстепенного идеолога коммунизма. Представляю, сколько материала ушло только на его бороду.

Риони и сейчас шумит о чем-то своем. Она изменилась, прилично обмелела: больше не сплавляются по ней плоты с застольями. Никому теперь не приходит в голову загорать на огромных камнях и купаться в холодной воде. Да и мужчины перестали носить шляпы. И даже кепки. Но виды с моста по‑прежнему роскошные — на запущенные сады и потрепанные домики. И нет уже того бюста, ветры перемен уничтожили его, а остатки Энгельса превратились в белую ступеньку на входе в театр кукол Резо Габриадзе в Тбилиси.

К чему я рассказал эту историю?

Очень внимательно выбирайте себе учеников, друзья. Даже наши дети не всегда в силах справиться с такой сложной задачей: воплощением наших надежд.

Но чтобы не оставлять вас в грусти, сообщу и славную новость. Этот «мальчик Пикассо», сыгравший в эпизоде, ныне живет и процветает в двух ипостасях. Зовут его Мераб. И он — владелец уютного клуба Picasso. А еще Мераб — автор этой самой скульптуры. Он увековечил себя маленького, сидящего на перилах, смотрящего на речку, белые камни и голубое небо. Он — дух Кутаиси.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.