Александр Молочников

Александр Молочников — восходящая звезда. 24-летний актер играет в театре МХТ им. Чехова и уже успел сняться в нескольких фильмах. Недавно на СТС вышел сериал «Пушкин», где Молочникову досталась главная роль гения — вписался он в нее, кстати, классно. Однако Александр не любит смотреть фильмы со своим участием. Почему? Ответы на этот и другие вопросы в эксклюзивном интервью.

Несмотря на то, что в «Пушкине» ваш герой — вор, он не вызывает негативных эмоций. Почему?

Мы не стремились к тому, чтобы персонаж очаровывал с первых серий. Он проходит некую трансформацию — довольно отталкивающий тип постепенно становится человечней и обаятельней. Дворового парня начинает привлекать поэзия Александра Сергеевича, потому что, оказывается, с ее помощью легче признаться в любви.

Как думаете, почему вас утвердили на эту роль? Не только ведь из-за внешнего сходства с Пушкиным?

Накануне начала съемок мы готовили в МХТ им. А. П. Чехова спектакль «Бунтари» (Александр — автор и режиссер постановки. — Примеч. Grazia), в нем тоже фигурирует Пушкин, которого замечательно играет Григорий Сиятвинда. И мы долго размышляли, как правильно передать образ поэта на сцене. В нем чувствуется что-то неуловимое и парящее — понятное дело, гений. Поэтому на пробах в телепроект СТС, которые были на следующий день после премьеры «Бунтарей", все про- шло неожиданно легко.

В сериале действительно есть над чем посмеяться. А в вашей жизни юмор играет большую роль?

Конечно! Кстати, на телевидении существует риск превратить остроумие в часть производственного процесса. Шутка становится такой же составляющей, как реквизит или бюджет. А надо не забывать, что люди вообще-то просто шутят — бесплатно и зачастую удачно!

Кадр со съемок сериала «Пушкин»

А найдется ли место вышесказанному в вашем режиссерском кино-дебюте — в мюзикле «Мифы о Москве»?

Сразу оговорюсь, название пока черновое, но жанр определен абсолютно правильно! И думаю, за него даже браться не стоит, если не уделять внимание юмору.

Откуда взялась идея?

Во‑первых, каждый мечтает снять фильм. Особенно после окончания театрального института. А тут как раз прекрасная продюсерская команда, посмотрев постановку «19.14» (спектакль МХТ им. А. П. Чехова, который Алек- сандр срежиссировал по собственной пьесе. — Примеч. Grazia), предложила мне сделать мюзикл. Сейчас созрел синопсис, в ближайший месяц появится сценарий.

Пока существует только туманное описание проекта, однако уже известно, что сами сниматься в нем вы не будете. Верно?

Пускай таким «туманным» все и побудет какое-то время. Скажу лишь, что главный герой — грек. Он плывет по Москве-реке и встречает разную русскую «нечисть» — элиту в лице популярных персон. А я не столь известен, потому и не буду играть.

Вообще любите смотреть на себя на экране?

Нет, мне тяжело это делать. Признаюсь, у меня не было фильма, к которому я бы хотел возвращаться снова и снова. Надеюсь, мне еще есть что сыграть.

Из каких имен состоит список ваших любимых режиссеров?

Алексей Герман-старший, Кира Муратова, Ингмар Бергман, Вонг Кар Вай, Ким Ки Дук и Йос Стеллинг.

Вам не нравится наблюдать свою игру — а интересна ли вам чья- то оценка?

Прислушиваюсь к мнению близких людей, моих руководителей в МХТ, родителей. Еще, пожалуй, есть несколько театральных рецензентов, чьи статьи мне всегда интересно читать. Кстати, на мой взгляд, критика — очень важный элемент нашей работы. И она должна быть жесткой, потому что зачастую талантливые артисты и режиссеры теряют контроль и выпускают недостойные их самих продукты. В том числе и потому, что вместо честных отзывов они слышат только восторженные.

Что вас по‑настоящему приятно удивило из увиденного за последнее время в кино или на сцене?

Меня каждый раз поражают спектакли Льва Абрамовича Додина. Две последние его постановки — «Вишневый сад» и «Гамлет» — настоящие шедевры. Сверхактуальные, но в то же время весьма цельные и полные мудрости. Еще очень впечатлил спектакль «Князь» в «Ленкоме».

Вам всего 24 года — и тем не менее сожалеете ли вы уже о чем-то, что не удалось сделать?

Я бы с удовольствием выучил испанский язык. Например, в «Пушкине» нужно было вызубрить две фразы на французском — так и не вышло. Очень многим хотелось бы заняться: освоить игру на музыкальных инструментах, научиться круто драться, прочитать все книги, слетать в космос, искрометно шутить и нежно любить до гроба!


ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.