Вручение «Серебряных калош» — единственное мероприятие, которое я стараюсь не пропускать. Ажиотаж вокруг него такой, что у театральных касс всплывают продавцы поддельных билетов, а наша элита, включая политиков высшего ранга, мобилизует все доступные административные ресурсы в надежде увидеть собственными глазами, кого же посадят в калошу на сей раз.

В прошлом году во время раздачи премий за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса хохотали даже иностранные дипломаты, доставившие потом одну из наград в посольство Исландии (ее печально известный вулкан победил тогда в номинации «У природы есть плохой погоды»).

Когда этот номер журнала уйдет в печать, 15-я торжественная церемония еще не закончится, поэтому предлагаю вам свой вариант развития событий (имею полное право, так как и сам являюсь обладателем драгоценной статуэтки). Если бы постановщиком «Калоши-2011» был я, то в категории «Палата № 6, или Немнимый больной» боролись бы, безусловно, Филипп Киркоров и экс-президент Банка Москвы Андрей Бородин. Благодаря интервью, которое дал мне первый из психиатрического отделения медицинского центра в Тель-Авиве, куда он уехал после знаменитого инцидента с режиссером Яблоковой, страна увидела слезы раскаяния на глазах певца, одетого в больничную пижаму. Кстати, никакой подставы там не было. А снимать в израильской клинике мне разрешили исключительно потому, что на одном благотворительном вечере я собрал для них миллион долларов. Что же касается Бородина, то после возбуждения уголовного дела о незаконном кредите почти в 13 млрд рублей, выданном его банком компании Елены Батуриной, Андрей Фридрихович срочно улетел лечиться от нервного срыва в Лондон. Где, видимо, до сих пор и болеет. Навещает ли его там глава «Интеко», я не знаю.

Зато ходят слухи, будто жена бывшего московского градоначальника теперь официально свободна от супружеских обязательств. А потому она вполне может претендовать на мою следующую награду. Вместе с Еленой Николаевной в список завидных новоиспеченных невест я бы включил «мужем битую» только что разведенную всероссийскую сваху Розу Сябитову и лжебеременную телеведущую Дану Борисову.

Третьей в альтернативном сценарии стала бы премия «Великий и могучий английский язык». Тут приз, несомненно, унес бы Виталий Мутко, представлявший заявку на проведение у нас чемпионата мира по футболу. Убедить пользователей YouTube, у которых выступление министра спорта и туризма в цюрихском зале заседаний ФИФА до сих пор пользуется огромной популярностью, что он не комик и что «Лец ми спик фром май харт ин инглиш» было произнесено на языке Шекспира и Байрона, невозможно. Кстати, Виталий Леонтьевич уже становился триумфатором церемонии. «Отягачающие обстоятельства, или Полный Мутко» — так называлась прошлогодняя номинация, в которой он разделил победу с главой Олимпийского комитета Леонидом Тягачевым.

К «Новым русским», помимо семьи американских ученых-биологов Локшиных, попросивших 25 лет назад политическое убежище в СССР, я причислил бы Наоми Кэмпбелл. В ее свадьбу с Владиславом Дорониным до сих пор верят романтики «от Москвы до британских морей». А закончилась бы моя церемония под гимн кассирш «Все для тебя» в исполнении Стаса Михайлова. И хорошо бы, чтоб при этом на публику, как в 2003-м, сыпались настоящие доллары. Впрочем, мировой финансовый кризис никуда пока не делся, и отечественная экономика сидит в глубокой… калоше — к сожалению, отнюдь не серебряной.