Анна Чурина
Анна Чурина

GRAZIA: Главная героиня «Училки», преподаватель истории Алла Николаевна, которую играет Ирина Купченко, в один прекрасный день начинает опрашивать класс с пистолетом в руках. Так наглядно показано, во что может вылиться конфликт поколений. Вы сами в этом давнем споре за кого?
Анна Чурина: Если говорить про поступок «училки», то он меня восхищает. Класс в фильме — метафора нашего общества, и поведение всех персонажей мне понятно. В случае с героиней Ирины Купченко речь идет вовсе не о психопатке, которая пришла в школу с пистолетом. Это история о живой и страдающей человеческой душе, которая пытается противостоять обстоятельствам.

GRAZIA: Как вам работалось с исполнительницей главной роли?
А.Ч.: Находиться на одной площадке с Ириной Николаевной — большое счастье. Она — настоящий педагог, который одним своим присутствием в кадре учил всю съемочную группу. Это же касается и Розы Хайруллиной, ставшей завучем. Я не вижу «швов» в игре этих актрис, у них нет разницы между тем, какими они только что были в кадре, и какими становятся в жизни после команды «Стоп». Переход просто виртуозен, я искренне восхищаюсь такими артистами.

GRAZIA: По сценарию вы играете директора школы, которая когда-то была ученицей «училки», а теперь мстит ей. Как удалось примириться с образом?
А.Ч.: Моя героиня — классический менеджер, типаж нового времени. Она приходит в школу и с полной уверенностью начинает ломать установленные порядки. Она следует «инструкциям», над смыслом которых совсем не задумывается, и не понимает, что это только ухудшает систему образования и вредит подросткам. Происходит целая цепь разрушений, что не может не вызывать отрицательной реакции у меня как мамы. Но я оправдываю свою героиню тем, что все-таки в ней просыпается что-то человеческое и она начинает прислушиваться к своему сердцу.

[PAGE] [/PAGE]
 Анна Чурина
В ленте «Училка» Анне посчастливилось играть и с Розой Хайруллиной, исполнившей роль «безумного» завуча

GRAZIA: Сейчас вы снимаетесь в сиквеле «Вия», в котором задействованы Джейсон Флеминг, Чарльз Дэнс, Рутгер Хауэр… Как складываются отношения на площадке с западными коллегами?
А.Ч.: С Джейсоном мы дружим семьями, он классный парень, дико положительный и позитивный, его все любят. Никогда не капризничает, ничего не требует и очень увлечен работой. Большое открытие для меня — Чарльз Дэнс, известный многим как глава Ланнистеров в «Игре престолов». Он много лет трудился в «Королевской шекспировской компании», где переиграл весь «трагический» репертуар, и теперь в нем чувствуется мощь тех ролей и текстов. А как он импровизирует! Это лакмусовая бумажка для любого актера. Когда Олег (Олег Степченко, режиссер. — Примеч. Grazia) забывал говорить «Стоп», Чарльз продолжал играть, и в итоге появлялись новые смешные сцены.

GRAZIA: У первой части «Вия» был довольно непростой путь к зрителю. Что помогло вам с супругом, продюсером ленты Алексеем Петрухиным, не опустить руки в самые трудные моменты?
А.Ч.: Я сама сильно переживала, но, безусловно, всегда была рядом. Несколько раз мне задавали вопрос «Может, пора бросить эту идею?», и я говорила «нет». Даже вопреки здравому смыслу. И теперь мы очень рады, что не отступили. Хотя, повторюсь, была только вера, а не уверенность.

GRAZIA: Быть женой режиссера и продюсера для вас — это удача или сдерживающий фактор?
А.Ч.: Мы два творческих человека. У меня есть проекты, где нет Алексея, у Алексея — где нет меня. Я не так часто снимаюсь в картинах мужа, но всегда его поддерживаю и, разумеется, у нас периодически появляются точки соприкосновения. Например, в той же «Училке» Леша вообще не хотел давать мне роль. Я, можно сказать, настояла: притащила гримера, принесла костюмы и сказала: «Вот посмотри, я директор». Он говорил, что я слишком красивая для данной героини, но я чувствовала: это мой образ. Пришлось убеждать.

[PAGE] [/PAGE]

GRAZIA: Как ваш супруг относится к вашим проектам с другими режиссерами? Не ревнует?
А.Ч.: Алексей всегда дает мне советы по игре, по разбору образа — мне очень важно его мнение, и я рассказываю ему обо всех предложениях. Но окончательно решение —сниматься или нет — за мной. Если меня приглашают и мне интересно, обязательно соглашусь.

GRAZIA: А как делите время между съемками и семьей?
А.Ч.: Разрываюсь. От этого появляется ощущение, что я никогда не отдыхаю. Всегда на работе, всегда что-то отдаю — и на площадке, и дома. Раз в три месяца, правда, у меня бывают такие дни, когда я уезжаю куда-то одна, ухожу в себя. Но дочь скучает, и когда я дома, стараюсь быть с ней. Но все равно Ксения иногда может сказать: «Почему ты так много работаешь? Почему не можешь сидеть дома, как мамы моих подруг?» Хотя когда она побывала на съемках «Вия» и даже сыграла небольшую роль, мне показалось, она прониклась и заинтересовалась — поймала вирус кино. Может быть, ко мне теперь будет меньше вопросов. (Cмеется.)

GRAZIA: То есть вы согласны с теми родителями, которые считают, что детей на собственном примере нужно учить много работать?
А.Ч.: Я долго мучилась комплексом вины по поводу семьи и карьеры. А потом поняла: любой ребенок получает именно ту маму, которая у него есть. То есть дети рождаются и формируются в определенных обстоятельствах. Это данность. Я знаю мам, которые жертвовали работой ради семьи, но им потом спасибо никто не говорил. Детям нужно видеть успешных и самодостаточных родителей. Хотя, безусловно, они должны получать внимание. Главное — любить ребенка. И все будет хорошо!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.