19 ноября в клубе Milk Moscow состоится концерт, посвященный десятилетию группы «Город 312». Накануне выступления солистка коллектива Ая откровенно рассказала Grazia о состоянии полного неадеквата, настоящей славе и заветных мечтах.

АяGrazia: Ая, чего ждать поклонникам от вашего юбилейного выступления?
АЯ: Часто говорят, что наша группа не от мира сего. Так и есть — нам всегда хотелось быть непохожими на других. И мы решили сделать концерт, в котором примут участие не профессионалы, а люди известные, но к музыке имеющие не самое близкое отношение. На сцене появятся Павел Воля (он, правда, в этом деле не новичок — даже альбомы записывал!), Светлана Пермякова, Саша Олешко, Александр Анатольевич (MTV), ребята из Comedy Club и команды КВН «Уездный город», Ира Мягкова из «Убойной лиги», Стас Ярушин из «Универа» и многие другие. Они выступят с нами или споют сольно. Вы не представляете, какой кайф получаешь от репетиций, общения! Не могу все рассказать, но, надеюсь, зрители будут приятно удивлены.

Grazia: Волнуетесь перед началом шоу?
АЯ: За 10 минут до концерта я в полном неадеквате. Нет, не ору на окружающих — просто хожу, потираю потеющие ладони, переживаю, волнуюсь. На сцене во время первой песни я должна почувствовать зал. Сразу ловлю изменение акустики. Если что не так, подмигиваю звукорежиссеру. На второй композиции у меня уже есть возможность отключиться от технических вопросов, посмотреть зрителям в глаза, уловить их чаяния… И уже потом идет обмен энергиями.

Grazia: Бывают неудачные концерты?
АЯ: Помню только один. Мы выступали на корпоративе известной телевизионной компании. Вышли — и я понимаю: тут не люди, а истуканы. Все приехали из регионов, друг друга стесняются, и ощущение, будто стоишь посреди сада камней. Тебе говорят: «Зажигай!» А как, если даже не понимаешь, в чем дело? Просто впустую тратишь свое и чужое время.

Grazia: Предпочитаете видеть в зале только ваших ярых поклонников?
АЯ: Не хочу, чтобы моя популярность была такой — человек смотрит и думает: где же она мне встречалась… Это случается с теми, кто мелькает в телевизоре чаще других. А вот когда сидишь рядом с людьми, которые, вероятно, и не знают тебя в лицо, но говорят о твоей музыке: слушай, знаешь, есть одна песня, классная, живая… Вот и вся необходимая мне слава. Можно ведь и не подозревать, как человек выглядит, но любить его творчество. А потом уже полюбопытствовать, кто это написал. У нас в самом начале так и было, но знаете, сейчас время иное. А вспомните прежние годы — популярность Аллы Борисовны, Муслима Магомаева… Или даже Валентины Легкоступовой. Она, кстати, и сейчас классно выглядит, просто красотка, много работает, поет так, что я лучше промолчу. Тогда добиться известности было сложнее. Думаю, именно подобная слава — самая настоящая.

Grazia: Случалось, что вы решали: все, хватит жить иллюзиями?
АЯ: Каждый день начинаю с этой фразы. Но не могу себя победить. Потому что ничего хорошего в чистой неразбавленной реальности нет.

Grazia: Остается время на чувства?
АЯ: Без них вообще никуда! Мне говорят: не надо жить только сердцем, будь ровнее. А я возражаю: как же тогда публика мне поверит? Я не могу каждый день быть сдержанной, контролировать себя, а на концертах душу отдавать. Не получается разделять реальность и сцену. Думаю, любой артист, не только певец, гораздо правдивее и честнее многих нелицедеев.

Grazia: А в чем сложнее всего признаться своей публике?
АЯ: Во многом. Есть разница между честностью и открытостью. Я умею замалчивать то, о чем не хочу говорить. Стараюсь не раскрываться до конца. Мне кажется, это нормальное желание и право каждого человека.

Grazia: Верите в любовь?
АЯ: Конечно. И не думаю, что это чувство надо заслужить. Оно должно выдаваться с рождения, как печень. А уж что с ним делать — решать нам. То же самое с верой в Бога. Любовь — не цветочки и не стихи при луне. Она бывает крайне тяжелой и мучительной, вопреки многим обстоятельствам. Люди могут не видеться годами или, наоборот, поприятельски общаться каждый день… А потом наступает нужное время, и что-то происходит. Вот, например, моя подруга сейчас встречается с парнем — они с детства дружили, затем надолго потерялись и вдруг нечаянно столкнулись и поняли, что нужны друг другу. Такие вот чудеса иногда случаются.

Grazia: Вы разделяете мнение, что дружба между мужчиной и женщиной невозможна?
АЯ: Нет, у меня есть друзья противоположного пола. У одного из них жена и ребенок, но это не мешает нашим отношениям. Я его воспринимаю как брата. В любой момент дня и ночи могу позвонить с какой-нибудь просьбой, и он не откажет. Мы знакомы с его супругой, у нее нет ко мне ревности. Хотя, наверное, с девчонками я откровеннее, во многих вопросах не приходится себя контролировать.

Grazia: Есть качество, которое вам особенно в себе нравится?
АЯ: Постоянно сомневаюсь в собст венных силах, но все равно иду вперед. А главное: я максималистка. Считаю, нужно либо гореть, либо погаснуть и быть мертвой. Если пойму, что мной пренебрегают, не прощу. И никогда больше не впущу этого человека в жизнь!

Grazia: Какой бы вы хотели видеть себя в будущем?
АЯ: Ну уж точно не молодящейся старушенцией! Хотелось бы внутренней и внешней гармонии. Чтобы новые песни не переставали сочиняться и звучать для тысяч людей. Ну и сбросить килограммов пять… У меня с этим туго. А на любовном фронте ничего пусть не меняется. Еще не хочу терять ощущения радости от существования, а то сразу появляется усталость.

Grazia: Вам все удается?
АЯ: Думаю, да. Мне грех жаловаться! Бог так много мне дал и от стольких вещей отвел… Все, что было в моей жизни, — чистая удача, но в то же время и труд.