Группа «Uma2rmaH» после трехлетнего перерыва выпускает новый альбом! Музыканты представят релиз 18 мая — на концерте в Crocus City Hall. Накануне шоу GRAZIA поговорила с Владимиром и Сергеем Кристовскими о том, для чего придуманы женщины, как заключить сделку с обстоятельствами и где уйти в настоящий отрыв.

GRAZIA: Ваш диск называется «В этом городе все сумасшедшие». А вы сами — любители побезумствовать?

ВЛАДИМИР КРИСТОВСКИЙ: Еще какие! Мир только тогда и прекрасен, когда каждый в нем чудит по‑своему и живет не по правилам. Прямо как в нашей песне «Оля из сети» — мы там никого не разоблачаем, все неправильно нас поняли.
GRAZIA: А сами в интернете знакомитесь?
В.К.: Регулярно. Мы про себя и сочинили эту историю — о том, как милая юная красавица при личной встрече оказывается бугаем преклонных лет. Ну и нормально, каждый самовыражается в меру своих умственных способностей.
GRAZIA: Мне показалось, вашему лирическому герою не так уж важно, Оля перед ним или Коля. Главное, что он влюбился на полную катушку…
В.К.: У всех свои тараканы, ничего не стоит стесняться — вот наше правило. Тем более в отношениях…
GRAZIA: Большое чувство выше жалких условностей?
СЕРГЕЙ КРИСТОВСКИЙ: Само собой. Хотя я, честно говоря, до сих пор и не знаю, что такое любовь. Конкретно не разбираюсь. Может быть, то, что я испытываю к своим детям? А с женщинами это в первую очередь один сплошной и бесконечный компромисс. Как и вся наша жизнь, в общем-то.
GRAZIA: Неужели вы, такие смелые и независимые, способны поступиться принципами?
В.К.: Тут я бы выругался — но не буду. К сожалению, регулярно приходится идти на уступки. Все люди, даже самые свободные и отвязные, постоянно заключают сделки с обстоятельствами. Я вот, допустим, сейчас не хочу дышать — здесь слишком сильно накурено. Но должен, потому что иначе умру. Ты обязан есть и пить — а еще ходить на работу, если у тебя нет денег. Может быть, ты всего этого не любишь, но тебе приходится играть по чужим правилам.
С.К.: «На свете нет людей свободных…» Зато теперь есть первая строчка новой песни! Мы стараемся отрываться в творчестве, а в остальном… У нас семьи, и это колоссальная ответственность. Мы не стремимся стать бомжами только ради полной независимости. Выдает директор концертный маршрут, и все — ты живешь по расписанию.
В.К.: А я вообще охотнее замечаю плохое, чем хорошее. Такой агрессивно настроенный анархистиндивидуалист. Мне всегда и везде некомфортно. Есть только одно место, где могу растаять. Называется оно Горьковское море. Приезжаю туда и становлюсь счастливым. Ну, по крайней мере на первые пять минут…
GRAZIA: Скажите, а вы ощущаете себя рыцарями? Или женщины настолько изменились, что уже не достойны поклонения?
В.К.: Оба ответа положительные. Мы, безусловно, мечтаем служить прекрасным дамам. Только слишком часто видим девушек, которые стараются побыст рее превратиться в баб с железным характером. Это, конечно, их личное дело, но как там у Гоголя? Настоящая женщина должна быть приятной во всех отношениях. А больше она никому ничего не должна.
GRAZIA: Так вы не верите в равенство полов?
В.К.: У вас другое предназначение! Вы вообще задуманы как помощницы. Знаете, с чего все начиналось? Мужчина жил среди животных и страшно скучал: поговорить-то не с кем. Мыкался, бедняга, туда-сюда. Бог смотрит — совсем дело плохо. И дом убрать некому. Ладно, решил Творец, будет тебе с кем потрындеть и заодно переспать. А еще она пол подметать станет. С тех пор мужчины делают все ради женщин, но только потому, что крайне высоко их ценят. Добиваются денег и славы, чтобы владеть самыми прекрасными девушками. Именно владеть — так что не обольщайтесь…
GRAZIA: Ваши жены разделяют такую точку зрения?
В.К.: Я в браке пятнадцать лет, четверо дочерей. Сергей почти столько же, дети подрастают. Но если подруги станут с нами спорить, это будет началом конца.
GRAZIA: А что вы любите кроме времяпрепровождения в кругу семьи?
В.К.: Валять дурака! А серьезно — гонять на мотоциклах. У меня их несколько. «Харлей» и «хонду» собрали на заказ. Был еще «энфилд», который я по глупости забыл в Индии.
GRAZIA: Каждому — свой сезон?
В.К.: Свой день. «Неделька» такая получается.
С.К.: У меня пять мотоциклов. У нас с братом общее призвание — беспечная езда по жизни. В.К.: Вышел из дома, сел на мотик и рванул куда-нибудь далеко…
С.К.: Когда что-то спонтанно получается, всегда невероятно приятно.
В.К.: Люблю путешествия — не по работе, а для души. Многие женщины не понимают, какая это волшебная штука — смена обстановки! Стоит после долгого сидения на одном месте выйти на трассу, как внутри немедленно происходит мощнейший взрыв всех эмоций одновременно.
С.К.: Тут и щекочущая тревога перед расставанием с близкими, и пьянящее ощущение подступающей воли… И, главное, щемящее, ни с чем не сравнимое чувство дороги, которое замешено на внезапно исполнившемся значимости запахе разогретого асфальта, манящей перспективе убегающей в степную бесконечность ленты и совершенно необъяснимом ощущении обочины под ногами.
GRAZIA: Да вы настоящие романтики! У вас наверняка получится максимально поэтично сформулировать свое жизненное кредо…
В.К.: А что это?
GRAZIA: Такая фраза, которую достаточно сказать — и становится хорошо.
В.К.: Тогда мое кредо — слова Макмерфи из фильма «Пролетая над гнездом кукушки». Кстати, правильный перевод названия — «Полет над сумасшедшим домом». Как видно из нашего последнего альбома, мы глубоко в этой теме. Так вот, помните, там главный герой на спор пытался поднять тумбу весом в тонну, чтобы проломить решетку и сбежать на свободу. Ничего не вышло, но он сказал в ответ на насмешки: «Я хотя бы попробовал!»
GRAZIA: Круто!
С.К.: Вы еще мое не слышали! «Все, что ни делается, к лучшему».
GRAZIA: Почему?
С.К.: Так проще жить…
GRAZIA: Значит, вы неравнодушны к кино. А сами не пробовали сыграть в каком-нибудь фильме? В.К.: Отчего же, есть пара проектов. Мы ездили сейчас на съемки в Панаму. Лента называется «Клуша». Крутил там любовь с Лизой Боярской. А до этого была картина «Свидание», где я гонял на мотоцикле с Катей Климовой. Главная роль, между прочим. Мы делали трюки сами. Каскадеры потом выразили респект — мол, они бы на такое никогда не осмелились.
С.К.: Вот именно — чуть четырех дочек без отца не оставил! Вовка более рисковый товарищ, чем я. Но, с другой стороны, без риска мы жить не умеем.