Накануне приезда Брэда Питта в Москву на открытие ММКФ и российской премьеры фантастического фильма «Война миров Z» корреспондент GRAZIA Агата Длугош встретилась с актером и узнала, как одолеть зомби, стоит ли верить в Бога и почему он так счастлив, когда возвращается домой.
Брэд Питт
Брэд Питт

GRAZIA: Почему вы решили взяться за совершенно новый для себя как для актера жанр апокалиптического триллера?
БРЭД ПИТТ: Я давно мечтал сыграть в фильме, от которого наши сыновья придут в восторг. Знаю, не все родители согласятся со мной, но психика моих детей от этого точно не пострадает. Уверен, им очень понравится! Во время съемок мне удалось узнать много нового: так, четыре года назад я ничего не смыслил в зомби, а теперь — настоящий эксперт!

GRAZIA: Чем же «Война миров Z» отличается от других проектов об оживших мертвецах?
Б.П.: Если вы думаете, что это просто очередной «зомби-муви», вас ожидает сюрприз. Я обещаю — это самая захватывающая картина года! Скажу даже так: одна из наиболее зрелищных, которые я вообще видел в жизни, — так что приготовьтесь сидеть на краешке кресла!

GRAZIA: А вы читали роман-первоисточник перед съемками или посчитали это лишним?
Б.П.: Что вы, я изучил его досконально, меня особенно заинтересовала геополитическая составляющая. Но в процессе работы над сценарием многое пришлось оставить за кадром — чтобы получилась сильная кульминация.

GRAZIA: Так в чем же основной посыл этой «крепкой истории»?
Б.П.: Мы показали с неожиданной стороны тему апокалипсиса и всемирной чумы, которая может случиться в любой момент. Представьте: однажды утром вы просыпаетесь, и все, что раньше было важным, — работа, новости, встречи — больше не имеет никакого значения! Главное — только одно: выжить, когда все силовые структуры бессильны, а социальные нормы перестали существовать.

GRAZIA: Вы легко нашли общий язык со съемочной группой?
Б.П.: Конечно! Марк Форстер — больше чем режиссер. Его опыт и понимание специфики кино — огромная редкость. Он мастер снимать интимные, психологические сцены, которые имеют огромное значение для любого фильма. И апокалиптический триллер не исключение. Мирей Инос, которая играет жену моего героя, — великолепный партнер. Она способна в одно мгновение превратиться из милой любящей мамы в свирепую львицу, защищающую своих детей.

Брэд Питт
Хотя Брэд уверяет, что слава его смущает, на открытии ММКФ это было незаметно!

GRAZIA: А чем уникален ваш персонаж?
Б.П.: Джерри Лейн — совершенно обычный человек. Не обладает никакими сверхспособностями, не умеет летать и драться. Я сыграл отца, который спасает семью, полагаясь только на интуицию, сообразительность и опыт.

GRAZIA: Зрителей ждут какие-нибудь умопомрачительные спецэффекты?
Б.П.: Да. Например, самолет, который ломается на части прямо в воздухе.

GRAZIA: А какие технологии использовались при создании зомби?
Б.П.: Половина из них — реальные актеры, которых почти невозможно отличить от компьютерных «партнеров» — ужасно страшные! Мне было очень жаль ребят: им приходилось вставать на 4−5 часов раньше, чтобы сделать сложный грим.

GRAZIA: Почему же выход фильма на экраны так затянулся?
Б.П.: Когда все уже было готово, мы почувствовали, что финал недостаточно хорош. И тогда решили кое-что доснять — теперь довольны результатом. Не исключаю, что «Война миров Z» станет первым фильмом крупнобюджетной трилогии.

Брэд Питт
Теперь актер борется не только за личное счастье, но и за судьбу всей планеты

GRAZIA: Надеетесь наконец получить «Оскара»?
Б.П.: Я не любитель этой азартной игры. Награды для меня не цель. Главное — самому чувствовать, что на съемках ты сделал все, что мог. Мой друг, работавший в хосписе, однажды рассказал, что перед смертью люди никогда не вспоминают о полученных призах. Они говорят о тех, кого любили или с кем обошлись несправедливо. По‑моему, это очень показательно.

GRAZIA: Фильм вы называете апокалиптическим… Вы религиозны?
Б.П.: Абсолютно нет. Я нахожусь где-то между агностиком и атеистом. Считаю, что каждый — творец собственной жизни. Вера в Бога только мешает нормально работать.

GRAZIA: А почему не любите давать интервью?
Б.П.: Человек должен понимать, о чем говорит, а меня спрашивают, что я думаю по поводу действий Китая в Тибете. Кому какое дело до моей позиции? Я взрослый мужчина, который появляется перед людьми в гриме!

Брэд Питт
Брэд Питт

GRAZIA: Вы один из самых знаменитых людей в мире. Как успех и слава влияют на жизнь?
Б.П.: Успех коварен. Он открывает многие двери, но мешает саморазвитию. Слава заставляет почувствовать себя девушкой, проходящей мимо бригады строителей.

GRAZIA: Вас часто упрекают в звездной болезни…
Б.П.: Да, я всех раздражаю, многие даже ненавидят меня, считая высокомерным. Все дело в том, что я никогда не запоминаю лиц и часто не узнаю даже тех, с кем когда-то долго беседовал. И когда спрашиваю: «Мы где-то встречались?» — люди обижаются. Какое-то время я на всякий случай добавлял: «Спасибо, вы так мне помогли!» — но это всех бесило. Так что теперь я не выхожу на публику без особой необходимости.

GRAZIA: И тем не менее ваша семья вновь в эпицентре внимания. Мастэктомия Анджелины Джоли сейчас очень широко обсуждается. Всеобщее внимание к теме раздражает?
Б.П.: Вовсе нет, это скорее повод для гордости. Конечно, Энджи могла оставить все в тайне. Но для нее было важно показать: все не так уж и страшно. Это героический поступок, совершенно в ее стиле.

GRAZIA: Что же так круто изменило вашу жизнь?
Б.П.: Дети. С их появлением я наконец перестал думать о себе — и очень этому рад. Помню, как в 90-е я 10 лет сидел целыми днями на диване и курил. И в какой-то момент понял: я ищу персонажей с интересной жизнью, но моя собственная ничем не примечательна. Думаю, все потому, что я воображал свой первый брак тем, чем он не был на самом деле. И дело тут не в Дженнифер — она чудесная девушка. Я сам себе был скучен, и в этом только моя вина. С Анджелиной мы очень близки. И всегда поддерживаем друг друга, что бы ни происходило. Это придает силы нам обоим. Я восхищаюсь своей женой.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.