13 февраля в прокат выходит фильм «Афера по‑американски». Корреспондент GRAZIA Марина Штерн встретилась с исполнителем одной из главных ролей Брэдли Купером, чтобы поговорить о новой картине, а заодно выяснить, почему актер считает, что у него заурядная внешность.
Брэдли Купер
Брэдли Купер

GRAZIA: Вам поступает огромное количество разных предложений. Почему вы согласились сыграть именно в «Афере по‑американски»?
БРЭДЛИ КУПЕР: В сюжете много неожиданных поворотов, у героев яркие характеры, а главное, это умное кино. И конечно, Дэвид О. Расселл — потрясающий режиссер! С ним не знаешь, чем обернется та или иная сцена — проходной эпизод может стать ключевым.

GRAZIA: Нелегко работать в таком стиле?
Б.К.: Это точно! Сниматься у О. Расселла — значит все время пытаться прыгнуть выше головы. Необходимо выкладываться на полную катушку, но именно это и позволяет совершенствоваться.

GRAZIA: Каков ваш герой в новом фильме?
Б.К.: Ричи — неплохой, по сути, парень! Просто пытается выбраться из заварушки, в которую попал. Энергичный, раздражительный и наивный ребенок. Я ему очень сочувствую, особенно в финале.

GRAZIA: У вас с ним есть что-то общее?
Б.К.: Я намного терпеливее. Если говорить о персонаже, с которым у меня «внутреннее родство», то это Пэт Солитано, герой фильма «Мой парень — псих». У него немало причин для того, чтобы впасть в отчаяние, но он все равно заново строит свою жизнь и сохраняет позитивное отношение к миру. Как говорит Джек Николсон: «Старайся тянуться вверх изо всех сил, потому что скатиться вниз слишком просто».

GRAZIA: Вы когда-нибудь испытывали действие этого закона на себе?
Б.К.: Да, до 29 лет я много пил и принимал наркотики. Однажды в очередной раз переборщил с алкоголем на вечеринке и разбил голову. Проведя ночь в больнице, вдруг осознал, что все это не шутки: я действительно на грани того, чтобы разрушить свою жизнь, не реализовав данных мне возможностей. Только тогда по‑настоящему испугался — и остановился.

Брэдли Купер
В «Афере по‑американски» Купер сыграл агента ФБР, причем его герой развеял предрассудки насчет представителей этой профессии

GRAZIA: Этот опыт вас чему-нибудь научил?
Б.К.: Я понял, что если человек видит мир в черно-белых цветах, то он неизбежно сильно страдает. Раньше я был таким. С детства пытался кому-то что-то доказать, но ничего не получалось. В 15 лет меня арестовали за выпивку, а мама сказала: «Если впредь возникнут проблемы, просто позвони». Мы с родителями всегда хорошо друг друга понимали.

GRAZIA: Повлияли ли родные на выбор профессии?
Б.К.: В восемь лет я хотел быть либо актером, либо поваром. Всегда нравилось готовить, поэтому несколько лет я работал в ресторанах. Все это бабушкино влияние: в детстве помогал ей делать пасту, кавателли и равиоли — мое любимое занятие! Даже сейчас мне интересно импровизировать на кухне — могу сотворить шедевр из того, что есть в холодильнике. Однако кулинария не стала делом моей жизни — вероятно, именно благодаря отцу. Мы жили через дорогу от кинотеатра и часто вместе ходили туда, а потом обсуждали фильмы. Папа был поклонником этого искусства.

GRAZIA: Он играл огромную роль в вашей жизни?
Б.К.: Да, большую ее часть я соревновался с отцом. И в то же время пытался быть похожим на него — например, так же одевался. Он умер от рака в 2011 году и тем самым преподнес мне последний урок: я почувствовал, как реальна смерть. Перестал нервничать, потому что понял: я далеко не все могу контролировать и многое от меня не зависит. Теперь уже не стараюсь никому ничего доказывать и делаю то, что мне нравится. Я больше не зациклен на себе и на том, каким меня видят другие люди.

GRAZIA: Но при этом остаетесь одним из признанных голливудских красавчиков!
Б.К.: Знаете, мне долго казалось, будто я выгляжу недостаточно мужественно, у меня даже были комплексы из-за этого. Но потом свыкся с мыслью, что всегда найдется кто-то симпатичнее, талантливее, успешнее тебя. В детстве меня и вовсе принимали за девочку, потому что мама настояла на том, чтобы я отрастил волосы. Однажды, когда мне было лет 10, я сидел в кофейне в джинсовке со значком Metallica, чувствуя себя нереально клевым. Но тут ко мне подошла официантка и спросила: «Что желаете, мисс?» Пожалуй, ничто тогда не могло задеть меня сильнее! Сейчас я считаю, что у меня обычная внешность.

Брэдли Купер
Кадр из к/ф «Афере по‑американски»

GRAZIA: Три фильма «Мальчишник в Вегасе» сделали из вас звезду. Наверное, благодаря этим лентам ваша жизнь кардинально изменилась?
Б.К.: Они открыли для меня многие двери и дали возможность работать дальше. В этом смысле, конечно, повезло. И все же мне не приходится каждый понедельник с сигарой во рту перебирать пачку предложенных сценариев. (Смеется.) Еще я благодарен Тодду Филлипсу за то, что после съемок в «Мальчишнике-2» он подарил нам по скутеру Vespa. Я тогда подумал: «Спасибо, конечно, но зачем он мне?» А теперь не могу с ним расстаться: он позволяет нормально жить. В Голливуде полно папарацци, а я передвигаюсь анонимно, в шлеме.

GRAZIA: Что еще вас вдохновляет, кроме кино и скутера?
Б.К.: Женщины! Мужчины при их появлении распускают хвосты, как павлины. Наверное, это самый древний инстинкт.

GRAZIA: Каким вы становитесь, когда влюбляетесь?
Б.К.: Веду себя как ребенок! Не могу оторвать от объекта обожания глаз, полностью поглощен чувством.

GRAZIA: У вас есть правила в отношениях?
Б.К.: Все очень просто. Обращайся с девушкой так, как ты хочешь, чтобы обращались с тобой!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.