С 10 июля в прокат выходит фильм «Превосходство» с Джонни Деппом в главной роли. Корреспондент Grazia Виктория Гончарова узнала у актера, почему ему неинтересно играть нормальных людей и когда он наконец женится!
Джонни Депп
Джонни Депп

GRAZIA: «Превосходство» уже успели окрестить «сказкой для взрослых». Вы согласны с таким определением?
ДЖОННИ ДЕПП: По‑моему, это вполне реальная история — и она может произойти в ближайшем будущем. Мы сняли философскую ленту с апокалиптическим сюжетом. Мой герой — ученый Уилл, который работает над сингулярностью — компьютерной системой, превосходящей представления людей о возможностях техники. Наш фильм — притча об искусственном интеллекте.

GRAZIA: Чем вас заинтересовала эта роль?
Д.Д.: Мой персонаж сталкивается с бессмертием и безграничной властью. Враги хотят его уничтожить и, казалось бы, добиваются своего — Уилл погибает, но его разум переходит в компьютер, и главный герой становится всемогущим. Только вот прежде он мечтал познать мир, а теперь жаждет его поработить! И напоминает этим многих современных политических лидеров, не правда ли?

GRAZIA: А играть обычных людей вам неинтересно?
Д.Д.: А кто это? Не понимаю, о ком вы говорите. Все мы чудаки, только каждый по‑своему. Не знаю, как вы, а вот я за всю жизнь не встретил ни одного человека без тараканов в голове. Так что все мои персонажи — живые, настоящие, с бунтарским характером. Они не вписываются в чужие представления о том, что хорошо и плохо, они просто безумцы.

GRAZIA: Неужели вас совсем не беспокоит, нравятся ли ваши чудаки публике?
Д.Д.: Видите ли, я неисправимый эгоист. (Смеется.) Ничего не знаю о том, что становится причиной популярности фильма. Я согласился играть в «Пиратах Карибского моря» только из-за сумасшедшей харизмы Джека Воробья. Поверьте, никто не ожидал такого успеха. Зато теперь, когда идет работа уже над пятой частью, частенько слышу: «Джонни продал душу за бешеный гонорар». Ну почему, черт побери? Я никогда не мечтал о франшизе, которая будет приносить кучу денег. Просто делаю то, что мне нравится!

GRAZIA: Что не помешало вам получить за одно только «Превосходство» двадцать миллионов долларов!
Д.Д.: Это заслуга моих агентов, я в их кухню не лезу. А вот на съемочной площадке решающий голос — мой: никогда не читаю в сценарии ремарки, играю так, как считаю нужным. И ценю тех, кто в своем деле поступает точно так же.

GRAZIA: Значит, в ролях вы полностью реализуете себя как художник?
Д.Д.: Никогда не бываю доволен тем, что получается. Да и не стремлюсь к этому чувству: полное удовлетворение работой — смерть для творческого человека. Я уже говорил близким: «Если скажу: «Я — серьезный актер», пожалуйста, дайте мне пощечину!» (Смеется.)

GRAZIA: Но тем не менее это так!
Д.Д.: Только не для меня. Каким бы знаменитым я ни был, воспринимаю себя так же, как в начале карьеры: бледным неудачником, которому повезло.

GRAZIA: Вы сейчас не лукавите?
Д.Д.: В юности я был очень неуверенным, совершенно не мог принимать решения. Убеждал себя, что у меня нет талантов. В итоге напрочь лишился амбиций. Даже сейчас иногда кажется, что удача меня покинет и придется вновь пойти продавать гелевые ручки. Видимо, благодаря такой черте характера я осознал: счастье в том, чтобы наслаждаться моментом. Вполне допускаю, что в ближайшем будущем я уйду из кино и сосредоточусь на обычной жизни. Знаете, я до сих пор не в ладах со своей популярностью.

[PAGE] О личной жизни [/PAGE]
Джонни Депп
Джонни Депп с Ребеккой Холл в фильме «Превосходство»

GRAZIA: Поэтому вы всегда ходите в солнцезащитных очках?
Д.Д.: Никогда не скрывал истинной причины: их прописал мне врач. Увы, мой левый глаз почти не видит от рождения, да и на правом зрение далеко не идеальное. Надеюсь, теперь вы поняли принцип, по которому я выбираю себе роли? (Смеется.) Кроме шуток, для меня праздник, когда персонаж носит очки!

GRAZIA: Из-за расставания с Ванессой Паради интерес журналистов к вам только усилился…
Д.Д.: Последние несколько лет были трудными. Всем пришлось тяжело, но мы стараемся справиться с ситуацией. Наш разрыв не отменяет того, что Ванесса — близкий мне человек и мать моих детей. Именно поэтому мы будем общаться и заботиться друг о друге.

GRAZIA: Сложно было объяснить происходящее сыну и дочке?
Д.Д.: Еще бы! Но молчать в данной ситуации — все равно что лгать. А зачем подавать детям дурной пример? Лили Роуз — 14 лет, Джеку — 11, они уже сами все прекрасно понимают, поэтому проявили невероятную тактичность, когда мы с Ванессой объявили о разрыве.

GRAZIA: Кстати, ваши родители тоже расстались, когда вам было 15…
Д.Д.: Может, это родовое проклятье? (Смеется.) Помню, после их развода я стал уделять маме больше внимания. Помогал ей во всем, ведь она всегда была моим лучшим другом.

GRAZIA: Правда ли, что в ближайшем будущем вы собираетесь жениться?
Д.Д.: Видите, у меня на пальце кольцо? Я бы не стал его носить просто так. Но пока скажу лишь одно: если разрываешься между двумя женщинами, выбирай ту, которую полюбил последней. Потому что настоящие чувства к первой не позволили бы найти ей замену.

GRAZIA: Вам уже 51 год. Переживаете из-за возраста?
Д.Д.: Было бы хуже, если бы я не дотянул до пятидесяти! (Смеется.) Ничего не имею против старости: отращу пивной живот и буду сидеть на веранде.

GRAZIA: Не боитесь осуждения?
Д.Д.: На меня и так постоянно вешают ярлыки: то «бунтарь», то «предатель». Людям нужно переварить твою жизнь, найти ей место на полке в своей голове. Лично мне это совсем не нравится!

ФОТО: LEGION MEDIA; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ