12 июня на экраны выходит картина «Большая свадьба». Накануне премьеры корреспондент GRAZIA Марина Штерн встретилась с исполнительницей главной роли Кэтрин Хейгл и поговорила с ней о семейных ценностях, любви к приемным детям, а также узнала секрет идеальной церемонии.
Кэтрин Хейгл
Кэтрин Хейгл

GRAZIA: Чем вас привлек фильм «Большая свадьба»?
КЭТРИН ХЕЙГЛ: Прежде всего тем, что моими партнерами по площадке стали живые легенды. Работать с ними было огромным счастьем. А еще режиссер картины Джастин Закэм — мой давний приятель, мы понимаем друг друга с полувзгляда, с ним всегда весело. Неудивительно, что на съемках ему нередко приходилось останавливать всеобщий хохот и повторять: «Так, прекращаем смеяться! Нужно же и поработать!» Сценарий мне понравился сразу — смешной и одновременно грустный, как и все персонажи. Моя героиня Лайла просто неподражаема: все время ждет критики в свой адрес, поэтому лучшая защита для нее — нападение. В фильме есть показательный момент, когда она объясняет, почему разошлась с мужем: «Я видела, что он больше не может так жить, поэтому решила бросить его первой, пока он не сделал это сам». Такой поступок характеризует ее как нельзя лучше.

GRAZIA: Так о чем же картина?
К.Х.: Лайла и Дон, которого играет Роберт Де Ниро, развелись 10 лет назад, но на выходные им нужно притвориться счастливой семьей. Тут дают о себе знать «тараканы» каждого. (Смеется.) И ситуация выходит из-под контроля.

GRAZIA: На ваш взгляд, это реалистичная история?
К.Х.: О да! Так часто случается на церемониях, наверное, из-за того, что слишком много разных людей сходятся вместе. Поэтому мой вам совет: не зовите на свадьбу всех родственников и знакомых. Иначе будет взрыв! Лучше устроить тихий семейный ужин, а потом — вечеринку для друзей. Запомните, никаких общих пикников и посиделок! (Смеется.)

GRAZIA: Вы с мужем, певцом Джошем Келли, не съезжались до свадьбы. Почему?
К.Х.:Наверное, я хотела чтобы жизнь после церемонии чем-то отличалась от жизни до.

GRAZIA: Вы сами выросли в большой и дружной семье?
К.Х.: Да, и считаю, что мне крупно повезло. Работа заставляет меня нервничать, а дом дает чувство безопасности и стабильности. Я знаю, что такое преданность и безусловная любовь.

Кэтрин Хейгл
В свадебной кутерьме вместе с Кэтрин на одной площадке оказались звезды первой величины: Роберт Де Ниро, Сьюзан Сарандон и Дайана Китон

GRAZIA: Вы удочерили уже двух девочек. Как насчет собственных детей?
К.Х.:Мы этого не исключаем. Однако я давно решила, что в моей семье должны быть приемные дети. Родители удочерили мою сестру, поэтому для меня это совершенно естественно.

GRAZIA: Как вам объяснили, что у сестры другие родители?
К.Х.: Не помню, чтобы меня интересовал этот вопрос. В детстве я вдруг поняла, что мы с Мэг совершенно не похожи и даже расы у нас разные: она родом из Южной Кореи, как и мои дочки. И я рада, что у них есть прекрасная тетя с таким же культурным наследием.

GRAZIA: Что вы чувствовали, когда у вас появилась Нэли?
К.Х.: Я мечтала о ней несколько месяцев, смотрела на маленькую фотографию в телефоне и думала: «Какой же она будет?» И когда наконец я взяла ее на руки, то испытала настоящее счастье! Девочка молчала, редко плакала и только смотрела вокруг широко раскрытыми глазами. Мне было немного страшно, в голову лезли мысли вроде: «Это навсегда. Теперь я мама. О боже, я надеюсь, что справлюсь!» По иронии судьбы, когда нам отдали Нэли, я снималась в фильме «Жизнь, как она есть» — играла девушку, которая взяла на воспитание маленькую дочку погибших друзей и учится о ней заботиться. Я училась вместе со своей героиней. Единственное, что меня расстраивало, — я проводила с ребенком из фильма больше времени, чем с моей Нэли. Это разбивало мне сердце!

Кэтрин Хейгл
Кадр из к/ф «Большая свадьба»

GRAZIA: А в сентябре 2012 года вы удочерили еще одну девочку — Аделаиду Мари Хоуп.
К.Х.: Для Джоша это был сюрприз: лист ожидания на усыновление детей из Кореи большой, и мы думали, что все затянется минимум на год. Как вдруг мне позвонила мой адвокат и сказала: «Есть ребенок в Луизиане, забирай, если хочешь». Я сразу сообщила об этом мужу, а он очень удивился: «Ты хочешь сказать, что через месяц у нас в доме будет новорожденный?» — «Да! — ответила я. — Правда, чудесно?»

GRAZIA: Вам было легко решиться на усыновление. А как отреагировал Джош, когда впервые узнал, что вы хотите взять приемных детей?
К.Х.: Он сразу сказал: «Да, конечно, отличная мысль!» Чем еще раз доказал, что он — тот самый мужчина. Но я не сумасшедшая идеалистка и не призываю всех поступать так же. Невозможно уговорить человека полюбить ребенка, которого он не способен принять только потому, что у них разная ДНК.

GRAZIA: У вас во всем с мужем такое согласие?
К.Х.: Со временем мы все больше узнаем и понимаем друг друга. Два человека с разными характерами и жизненным опытом пытаются быть вместе — в этом вся суть брака. Сначала его многое удивляло. (Смеется.) Когда мы встречались, я подобрала во время съемок «27 свадеб» собаку, шестую по счету. Джош тогда сказал: «Ну, хватит! Больше ни одного животного!» Я безумно расстроилась и заплакала: «Где твое сердце? Я выхожу за тебя замуж! А ты даже не знаешь, что я за человек!» Тогда он просто развел руками: «О боже! Ладно. Забирай собаку. Хочешь, открой приют для них».

GRAZIA: Как вам удается совмещать семью и работу?
К.Х.: Когда мы взяли Нэли, я надеялась, что быть мамой и актрисой одновременно довольно просто. Но вскоре поняла, что разрываюсь. Когда сидела с ребенком, нервничала из-за работы, а когда работала — переживала из-за дочки. А с появлением Аделаиды пришлось изменить график и сосредоточиться на детях. Семья для меня — важнее всего.

GRAZIA: Хотите, чтобы ваши девочки стали фэшн-иконами, как Сури Круз и Захара Джоли-Питт?
К.Х.: Нет, я не понимаю такую моду, она меня пугает. И не буду покупать детям обувь Prada. Не хочу, чтобы они выросли избалованными. Я желаю лишь помочь им жить полной жизнью и иметь право выбора. Не собираюсь дарить девочкам на 16-летие BMW или снимать виллу на побережье, чтобы они веселились там с друзьями. Если захотят роскошный дом — пусть сами на него зарабатывают.

GRAZIA: Вы строгая мама. Не хотелось бы что-нибудь в себе изменить?
К.Х.: Я пытаюсь многое переоценить и повзрослеть. Надеюсь, что, когда мне исполнится 35, наконец перестану сомневаться в себе. Да, буду делать ошибки и говорить глупости, но не стану спрашивать себя: «Может быть, я плохой человек?» — а просто отвечу: «Кэти, хватит драм!» Еще мне не помешала бы дисциплинированность. Обычно минимум за месяц до начала съемок я сажусь на диету и три раза в неделю занимаюсь в тренажерном зале. В другие дни я на это совершенно не способна. Все-таки обожаю расслабиться и вкусно поесть!

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/vzDcENermg8» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>