Луи Гаррель
Луи Гаррель

GRAZIA: В центре фильма «Мой король» — история невероятной страсти. Вам знакомы такие чувства?

Луи Гаррель: Не знаю, потому что большинство моих влюбленностей кто-то обязательно назвал бы «безумными». По‑моему, у многих людей слишком примитивные представления об отношениях, которые возникают между мужчиной и женщиной, — тайне, доступной только двоим.

GRAZIA: Вы не раз признавались, что интереснее всего вам с женщинами постарше. Это становилось поводом для споров с окружающим миром?

Л.Г.: Иногда было непросто, но такие мелочи ничего не значат по сравнению с тем, что ты получаешь взамен. Важно знать: человек ни в коем случае не должен быть один! Иначе все теряет смысл. И я часто встречаю людей, особенно девушек, которые жалуются на парней. Они просто не верят, что их кто-то может не только защищать и обеспечивать, но и любить.

GRAZIA: Говорят, для своих друзей вы — лучший советник в любовных вопросах. В самом деле?

Л.Г.: Я вовсе не практикующий семейный психолог — могу только делиться опытом или историями своих героев: все они так или иначе связаны с чувствами. Знаю только, что в моей собственной жизни чувства играют огромную роль — таков мой способ познания мира. Кстати, я уже и забыл, когда был не влюблен.

GRAZIA: Мне кажется, это типично французская черта…

Л.Г.: Увы, нет. Те, кто не любят, в чем-то несчастны. И у меня на родине таких людей не меньше, чем во всем остальном мире. Но во Франции, как нигде, действительно много людей, помешанных на сексе. (Cмеется.)

кадр из фильма
Страсти, разыгранные между героями фильма, были оценены номинацией на «Золотую пальмовую ветвь» фестиваля в Каннах

GRAZIA: Вы являетесь продолжателем знаменитого актерского клана (отец — актер и режиссер Филипп Гаррель, мать — актриса Брижитт Си, дед — актер Морис Гаррель. — Примеч. Grazia). Подобный факт добавляет вам волнения или, наоборот, придает уверенности на съемочной площадке?

Л.Г.: До пятнадцати лет я вообще не думал всерьез об актерском будущем. С детства я видел много хорошего кино, подслушал массу любопытных разговоров, что, скорее, воспитало во мне свободолюбие, подкрепленное желанием все подвергать сомнению.

GRAZIA: То есть во время съемок вы становитесь для режиссера занозой со своим мнением по каждому поводу?

Л.Г.: Если я отвечу честно, то мне больше не сделают ни одного предложения. (Смеется.) Вообще, мне везет с ролями — чаще всего я играю очень понятных для себя героев, с которыми мы в чем-то похожи. Я знаю, как они ведут себя в моменты отчаяния и как отводят взгляд в сторону, когда хотят соблазнить девушку. Мне нравится просто жить на площадке — там, между прочим, себе можно позволить даже больше, чем в реальности.

GRAZIA: А как вы разделяете для себя работу и то, что происходит после команды «Стоп, снято!»?

Л.Г.: Это получается довольно естественно — уж чем-чем, а раздвоением личности я не страдаю. На площадке я не делаю почти ничего нарочитого и стараюсь оставаться дилетантом. Мне кажется, так работали все актеры в фильмах Феллини, Трюффо и Годара. Хочется попытаться сохранить в себе чувство новизны, с которым ты каждый раз оказываешься перед камерой.

GRAZIA: В этом случае каким современным режиссерам вы особенно симпатизируете?

Л.Г.: Педро Альмодовару и Уэсу Андерсону. Они исповедуют истину, что искусство находится в тебе самом. Ведь если ты не в состоянии увидеть прекрасное, даже самый великолепный цветок покажется тебе ужасным. Кстати, об этом же говорил и ваш великий соотечественник Чехов. Мне очень нравится, что все его главные герои никогда не бывают уверены в своих намерениях на сто процентов. Тут мы похожи.

GRAZIA: Вы легко принимаете трудные решения?

Л.Г.: В целом да, но они не всегда получают одобрение окружающих. Например, когда я писал сценарий пер в ого собственного фильма (к о — роткометражная лента «Мои друзья» 2008 года. — Примеч. Grazia), меня одолевали советчики — некоторые из них предлагали даже отказаться от идеи. Но когда работа над картиной закончилась, я был счастлив, что никого не послушал. Признаюсь, мне нравится совершать поступки, вызывающие споры и осуждение. В конце концов, мне еще нет пятидесяти.

[VIDEO]
ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.