GRAZIA: Со стороны кажется, что к скандалам, интригам и pr-кампаниям вы относитесь с долей иронии.
Мария Машкова: Вы совершенно правы. В фильме «Горячие новости» я высказала все, что думаю о сомнительных рекламных кампаниях и некомпетентных журналистах. Во время промотура съемочную группу на пресс-конференциях часто спрашивали, как мы могли так очернить нашу прессу. Это не так- мы не обличали всех подряд. Критики любят подчеркивать разницу между сериальными артистами и актерами большого кино. А ведь с журналистами та же история: одни печатаются в изданиях, названия которых и произнести неловко, а есть корреспонденты совсем другого уровня. Например, Андрей Лошак (тележурналист, лауреат «ТЭФФИ». — Примеч. Grazia). Правда, лошаков мало.
GRAZIA: В «Горячих новостях» вы играете капитана милиции. В жизни приходилось сталкиваться с силовыми структурами?
М.М.: К счастью, нет, да и на экране я не стандартный капитан милиции, а такая блатная амбициозная девица, которую папа-генерал пристроил на хорошую должность.
GRAZIA: Часто слышали подобное в свой адрес?
М.М.: Случалось! Сначала очень переживала по поводу этих разговоров, особенно в институте, на что моя мама (актриса Елена Шевченко.- Примеч. Grazia) сказала: «Маша, успокойся, по блату роль получить можно, а вот сыграть нельзя. Меньше слушай, больше работай».
GRAZIA: Вы втайне от родителей поступили на театральное отделение. Как они отреагировали, когда вы объявили, что стали студенткой Щукинского училища?
М.М.: Отнеслись к происходящему философски. Они больше любят наблюдать, чем давать советы.
GRAZIA: Вы часто соглашаетесь на авантюры?
М.М.: Например, уход с экономического факультета Плехановской академии- чистой воды авантюра. Я серьезно готовилась к поступлению, все радовались: экономист- хорошая профессия, и деньги будут, и мозги, что приятно. Но все перечеркнули летние каникулы. После окончания школы так случилось, что меня утвердили на роль молодой Бабы-яги в фильме «Легенда о Кощее». Съемки шли в Киеве, откуда я ездила поступать на экономический. И по приезде в Москву решила заглянуть на прослушивание в ГИТИС. Была уверена, что его легко пройду. А меня выгнали! Сказали открытым текстом: подите-ка, девушка, вон, ни на что вы не годны. Это было колоссальное, страшное унижение: я главные роли играю, а меня даже до конкурса не допустили. Шла по Арбату в слезах и купила лотерейный билет: думаю, если выиграю хотя бы рубль, значит, судьба поступать в театральный. Открываю билет, а там совсем пусто, представляете? И я в очередной раз убедилась: даже если ты уверен в чем-то на сто процентов, это вовсе не значит, что все произойдет именно по твоему плану. У Бога хорошее чувст­во юмора.
GRAZIA: Помните свой первый самостоятельный поступок?
М.М.: В десять лет я уже спокойно ездила одна от станции «Речной вокзал» до Тверского бульвара, где находилась моя школа. Мне, конечно, строго велели, как доеду, сразу же звонить из автомата домой, мобильных-то тогда не было. Один раз я забылась, и мама на девятом месяце беременности примчалась ко мне в класс. После этого случая я стала внимательнее.
GRAZIA: А вы на кого больше похожи- на папу или на маму?
М.М.: Мама говорит, что у меня папин характер. Я упертая и бескомпромиссная, иногда в жизни это мешает, а вот в профессии помогает.
GRAZIA: В «Ленкоме» сейчас идут репетиции «Вишневого сада», где вы играете Шарлотту. Скажите, а на месте Раневской вы смогли бы продать вишневый сад?
М.М.: Хотите узнать, насколько я сентиментальна? Могла бы продать память, родительскую историю? У меня есть письма родителей, есть кассета, где мама берет у папы интервью, есть письма бабушки и дедушки. Я храню их в чемоданчике. Вот это мой вишневый сад, настоящий.
GRAZIA: Михаил Ефремов как-то сказал, что в период от четырнадцати до двадцати четырех жил по принципу: «Назло бабушке отморожу уши».
М.М.: Я придерживаюсь аналогичного правила. Другой вопрос, что в апреле мне исполнилось двадцать четыре, так что пора изобретать что-то новенькое.
Интервью: Наталия Москальонова