1 ноября в кинотеатрах стартует триллер «Газетчик» с Мэттью Макконахи в главной роли! Корреспондент GRAZIA Бартек Колоджи встретился со звездой в Берлине и выяснил, чем актеры напоминают ему журналистов, как он качает пресс не выходя из ночного клуба и в какие моменты у него включаются первобытные инстинкты.
МЭТТЬЮ МАККОНАХИ
МЭТТЬЮ МАККОНАХИ

GRAZIA: Чем вас заинтересовал проект? Хотелось ощутить себя «по ту сторону баррикад»?
МЭТТЬЮ МАККОНАХИ: Всегда мечтал понять, как журналистика устроена изнутри. Иногда читаешь статью и спрашиваешь себя: «Как им удалось раскопать такую историю?» Ведь порой заметно, что люди провели настоящее расследование! Я согласился на роль, чтобы узнать побольше о вашей работе.

GRAZIA: У вас никогда не возникало желания выбрать эту профессию?
М.М.: Кто знает, если бы актер из меня не получился, возможно, я стал бы репортером. Обожаю писать! Между прочим, у наших специальностей много общего: ты читаешь сценарий, потом немного меняешь его, ищешь правильные слова… Особенно остро чувствуешь сходство, когда сам продюсируешь фильмы.

GRAZIA: А как вы относитесь к труженикам желтой прессы? О вас столько сплетен в таблоидах…
М.М.: Да, знаю! (Смеется.) Но в целом я не жалуюсь. Конечно, иногда сочиняют полную белиберду. Хотя, с другой стороны, если это не слишком уж гадко — я не против, пусть придумывают небылицы. Я публичный человек и отлично понимаю, что обо мне хотят знать больше, чем я готов рассказать. Но в мире есть проблемы и посерьезнее!

GRAZIA: Какие персонажи вам больше нравятся — драматические или комедийные?
М.М.: И те и другие. Смешные ленты требуют от актера больше ответственности: ты каждую минуту должен развлекать людей. А это намного труднее, чем играть, например, крутого парня в боевике. В комедии очень важно найти правильный баланс. С одной стороны — сохранить легкость, потому что, если начнешь копать слишком глубоко, утонешь сам и весь фильм потянешь за собой на дно. С другой — не делать образ слишком уж карикатурным, иначе зрители не смогут сопереживать герою. Вот экшен практически невозможно испортить, там нет таких тонкостей. Никто, например, не скажет: «Не бей слишком сильно. Сделай это понежнее».

GRAZIA: Многие девушки до сих пор с замиранием сердца вспоминают ваш накачанный торс в фильме «Супер Майк!», где вы сыграли стриптизера. Признайтесь, наверняка ведь усиленно тренировались перед съемками?
М.М.: Как правило, когда мне нужно продемонстрировать на экране мускулы, я каждый день делаю около 200 отжиманий и 200 подъемов корпуса. Но не все сразу, только когда есть время. Скажем, 50 после завтрака, 50 — в обед, еще 20 — когда говорю по телефону, ну и так далее. У меня нет определенной программы. Чтобы не надоело, каждый раз придумываю новые упражнения. Сегодня занимаюсь в спортзале, завтра — бегаю, послезавтра — танцую в клубе.

МЭТТЬЮ МАККОНАХИ
Герой Макконахи Уорд Джеймс, репортер газеты «Майами таймс», затевает журналистское расследование, которое грозит перерасти в уголовное.

GRAZIA: Значит, вечеринки для вас — тоже разновидность тренировок?
М.М.: А почему бы и нет? Например, вчера я был весь мокрый — мы веселились до 4 часов утра. Ведь в мире так много заслуживающих внимания ночных заведений! Помню, сначала слегка выпили… а потом, по словам коллег, я все рвался поиграть на барабанах, которые стояли в углу. Но меня не пустили. Так что сегодня интервью дается мне нелегко. (Смеется.) Зато совместил приятное с полезным: и развлекся, и позанимался! Отличные кардионагрузки!

GRAZIA: Наверное, все девушки в клубе были счастливы, когда увидели вас на танцполе!
М.М.: Я бы так не сказал. У меня всего два раза попросили автограф и фото на память. Но мне совсем не обидно. Я теперь человек женатый, так что романтические приключения остались в прошлом.

GRAZIA: Кстати, поздравляем — хоть и с опозданием. Ведь этим летом вы c Камилой Альвес наконец узаконили отношения!
М.М.: Да, мы подумали: а чего нам ждать? Любить друг друга сильнее, наверное, просто невозможно. Я уверен: это правильное решение, и мне не придется о нем жалеть! Раньше от многих слышал, что с появлением семьи жизнь поворачивается на 180 градусов. Но у меня никаких глобальных перемен не произошло: делаю все то же, что и раньше. Просто тогда я на первое место ставил себя, а сейчас — жену и детей. Вот, пожалуй, и все. Я ничем не пожертвовал — наоборот, только приобрел. Теперь у меня есть о ком заботиться. Ответственность огромная, но очень приятная!

GRAZIA: Как же вашей супруге удалось приручить такого плейбоя?
М.М.: В один прекрасный день я сказал себе: все, больше не хочу свободы любой ценой — мне нужна стабильность. И тогда появилась Камила. У нас с ней много общего: мы оба предпочитаем отдыхать на природе, вместе слушаем бразильскую музыку… Да мы просто идеальная пара!

GRAZIA: То есть ваши приоритеты радикально поменялись, и вы теперь образцовый семьянин?
М.М.: Ну, образцовый или нет — не мне судить… Но близкие для меня действительно важнее всего на свете! Когда им что-то угрожает, остальное перестает иметь значение. Ты даже не говоришь себе: «Теперь я должен защитить своих родных», а сразу начинаешь действовать, какой бы опасной ни была ситуация. Включаются первобытные инстинкты.

GRAZIA: Дети похожи на вас?
М.М.: Да, иногда я просто вздрагиваю, когда нахожу какие-то «свои» черты! Я и не предполагал, что они становятся нашими зеркалами так рано. Когда моя Вида смотрит на меня, думаю: «Откуда у нее это выражение лица?» У меня такое появилось только в 17 лет! А она его уловила моментально. Порой слезы на глаза наворачиваются! Ни с чем не сравнимое чувство.

GRAZIA: Каких принципов воспитания вы придерживаетесь?
М.М.: Пока сын и дочка маленькие, я не рассказываю им, что существует зло. Сначала хочу показать все добро мира. Подрастут немного — тогда объясню, почему не нужно брать конфеты у незнакомцев.

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/JLgvYuvryi4» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>
ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.