Самой громкой премьерой прошлой недели стал фильм «Любовь с акцентом»! GRAZIA узнала у Нади Михалковой, сыгравшей одну из ролей, почему она расстроилась, впервые прочитав сценарий, чем старается удивить мужа и как звучит высшая похвала в ее семье.
Надя Михалкова
Надя Михалкова

GRAZIA: Вы снялись в одной из четырех историй любви, которые разворачиваются на фоне невероятных грузинских пейзажей. Кто играет избранника вашей героини?
НАДЕЖДА МИХАЛКОВА: Мераб Нинидзе — совершенно потрясающий артист. У нас всего две совместные сцены, но, когда снимали его одного, я тоже приходила на площадку — просто понаблюдать. Мераб очень харизматичный. Даже в том, как он закуривает или молчит, можно найти огромное количество смыслов.

GRAZIA: Какой сюжет у новеллы?
Н.М.: Герой волею случая оказывается заперт в квартире и влюбляется в меня, увидев в окне напротив. По сути, его очаровывает скорее некий образ. И мы начинаем общаться, передавая друг другу записки с помощью обычной бельевой веревки. Никаких мобильных телефонов и СМС — все как в детстве. Не в моем, правда, а режиссера фильма — Резо Гигинеишвили.

GRAZIA: Который к тому же является вашим мужем и одним из сценаристов картины. Он придумал эту историю для вас?
Н.М.: Нет, но она рождалась под моим чутким присмотром… Сначала для меня вообще роли не было — ее написали потом. Причем я об этом даже не просила. Более того, на момент создания сценария я ждала ребенка. Без пяти минут мама, которая идет на шантаж, чтобы сниматься, — история не про меня. Правда, однажды у нас с Резо состоялся следующий разговор. Он спросил: «А что, если я захочу кого-то другого снять?» Я ответила: «Ну попробуй». Видимо, с такой интонацией произнесла, что он не рискует.

GRAZIA: Не для подстраховки ли он пригласил в картину еще и вашу сестру Анну?
Н.М.: Когда я узнала, какого персонажа дали Ане — яркого, заметного, — то почувствовала себя так, словно меня ударили в спину ножом. Наша с Мерабом история больше для эстетов. Поначалу я вообще решила, что это отписка: у всех роли как роли, а моя почти без слов, только в конце немного. Зато сейчас понимаю, что наша часть — лучшая. Ее атмосферой сразу проникаешься. Если сюжет написан на полутонах, можно так тонко сыграть, что зритель будет заинтригован и без длинных диалогов. Я сама, когда смотрела первую сборку, увлеклась и принялась подсказывать: «Мераб, ну же, открой эту дверь! Эх ты, дурак!»

Надя Михалкова
Надя Михалкова

GRAZIA: Вы появляетесь не только на экранах, но и на сцене. Сейчас, например, репетируете главную роль в спектакле по рассказу Чехова «Попрыгунья». Испытываете симпатию к своему персонажу?
Н.М.: Конечно. Ты же отчасти становишься тем, кого играешь, а любить себя, по‑моему, естественно. И мне очень нравится Ольга Ивановна. Это несчастная девушка, поступавшая плохо, но не со зла, а по глупости. И когда Дымов умирает, ее неимоверно жалко. Необъяснимая вещь — она вроде бы предатель, но вызывает сопереживание. Дымов-то найдет счастье там, наверху, а она всю жизнь будет страдать.

GRAZIA: И все же хотелось бы встретить у Чехова счастливую историю отношений и нормальную героиню…
Н.М.: Во‑первых, женщины действительно сумасшедшие. А во-вторых, все зависит от индивидуального восприятия любви. Ее можно отождествлять с физическим влечением или ощущать на более высоком уровне — тогда ты ближе к чеховской формуле. Для меня, как для человека верующего, есть пример совершенной любви — к Богу. Наши попытки достичь такого идеала в отношениях с людьми часто обречены на провал, ведь только Всевышний не предает.

GRAZIA: Вы не скрываете того, что очень близки с родными. При этом, по словам Никиты Сергеевича, в семье не принято демонстрировать чувства. Почему?
Н.М.: Просто мы к себе относимся с юмором. Когда кто-то произносит хорошие слова на дне рождения или признается в любви, в ответ он скорее всего услышит шутку. Высшая похвала у нас — «ничего, нормально». Когда эмоции сильные, искренние и глубокие, о них не хочется говорить с пафосом.

GRAZIA: А с Резо так же общаетесь?
Н.М.: Там ситуация чуть другая. Согласитесь, смеяться после фразы мужа «Я тебя люблю» достаточно странно. Но когда я слышу похвалу от Резо, сразу испытываю неловкость, хотя я его мнению доверяю и всегда к нему прислушиваюсь. Он и хорошее часто говорит, и критикует — но только чтобы помочь. Скажем, если я никак не могу выбрать, что надеть.

GRAZIA: Для него это важно?
Н.М.: Конечно! Он всегда замечает, когда в моем гардеробе появляется что-то новое. Поэтому и мне хочется его удивить — модно одеться, накраситься. Ему нравится, что жена умеет хорошо выглядеть. А я рада, что он доволен. Резо я могу сказать: «Я пошла, люблю тебя». А вот сестре — вряд ли.

GRAZIA: А с ней вы как прощаетесь?
Н.М.: «Пока, киска», «Пока, лапулик». Нас так ласково называет одна подруга семьи, а мы подкалываем друг друга.

Интервью: Полина Сурнина

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/tULsW9c2−2o» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>