ГМВЦ «РОСИЗО» представляет 40 холстов 1,5×1,5 м, созданных молодыми авторами от 20 до 40 лет, участниками объединения «Новые городские художники». За два года существования проект сумел сделать востребованным творчество художников с особой ментальностью, которые живут изолированно от общества в специальных учреждениях. Работы художников имеются в частных собраниях Ника Кейва, Эмира Кустурицы, Бориса Гребенщикова, Петра Мамонова, Леонида Федорова, Андрея Малахова, LP и многих других ценителей современного искусства.

«Новые городские художники» — авторы, которые рисуют крупномерные холсты яркими красками. Локальные цвета, схожая палитра их объединяют, однако у каждого есть устоявшийся узнаваемый почерк. Подходя к ним с точки зрения традиционной художественной критики, можно вспомнить всех мировых экспрессионистов разом, «Новых диких», американскую абстракцию и поп-арт. В проекте даже в шутку распределены роли: Виталий Чистяков — «наш Ротко», Кирилл Майданюк — «наш Хокни», Zoika — «наша Баския».

Это проект, которого не должно было быть. Ни по каким меркам современного художественного процесса он не должен был получиться. «Ребята, — говорили «Новым городским», — Это утопия. Арт-мир так не работает. Есть outsider art, почтенная ниша со своими музеями и коллекционерами, там искусство душевнобольных, заключенных, самоучек и прочих индивидумов - вот там вы будете к месту.» Нет, не сдавались кураторы проекта Евгения Штиль и Стас Багс, только мэйнстрим. Это современные художники, и играть мы согласны только по общим правилам в поле «большого» искусства.

Демьян Печейко
Демьян Печейко

Глядя на картины Демьяна, некоторые утверждают, что ему удалось вернуть поп- арт в искусство. Демьян живет изолированно от мира за пределами города, лишь изредка выбираясь в студию, когда появляется возможность сопровождения. Художник не слышит и не говорит, но это не мешает ему заниматься живописью. Создавая простые натюрморты, Демьян оживляет каждый из своих объектов. Зачастую, это предмет, случайно оказавшийся под рукой. Под резвой кистью Демьяна он обретает свой неповторимый характер. Его движения резкие, и это сказывается на стиле живописи. Демьян рисует картины очень уверенно: будто их не рисует, а красит. Картины художника имеются в коллекциях Ника Кейва и Эмира Кустурицы.

Ибрагимчик
Ибрагимчик

Техника Ибрагимчика представляет собой аналоговый «диджитал» арт. В своих работах автор кодирует время, которое в условиях застывшей реальности стало для него единственным ориентиром, а стрелки часов и четырехзначные числа календаря — единственной переменной. Цифры на картинах Ибрагимчика изображают годы и время. Они встречаются только по две или по четыре. Художник демонстрирует свои взаимоотношения со временем, в рамках которых он конструирует свою личную матрицу. Аналоговый «диджитал» Ибрагимчика — не способ самовыражения, но своеобразная медитация, фиксация жизни и процесс изучения времени посредством псевдоматематического анализа

Василиса Чоп
Василиса Чоп

Художница обладает феноменально скоротечной памятью, и до сих пор остается загадкой, в каком времени она живет. Она помнит, что было летом, но не помнит, что было утром. Свой сумбурный present con nuous она транслирует нараспев, повторяя каждое предложение по несколько раз. Ее работы завораживают своей гармоничной многосложностью. Василиса не относит свою живопись к абстракции и указывает на предельную предметность своего визуального повествования. Ризоматическая структура объектов — своеобразная карта памяти художницы, которая состоит из понятий и смыслов, взятых в случайном порядке из окружающей ее реальности.

Кирилл Маиданюк
Кирилл Маиданюк

В работах Кирилла Майданюка присутствует особая оптика взгляда. Бескомпромиссное отсутствие теней и полутонов на картине придает изображениям магию иррационального. Объекты на картинах художника преподносятся с точки зрения вечности, подобно иконописной традиции, где невозможен эффект светотени как невозможен сторонний источник света, кроме божественного. Автор изображает свет и не изображает тьму, предметы не отбрасывают тени, в этой плоскости нет ночи, но вечно длится день. Художник хорошо знаком с православной культурой, которая во многом сформировала личность автора. Создание этих работ привело его к иконописи, которой сейчас увлечен автор.

Виталий Чистяков
Виталий Чистяков

Мир художника Чистякова — это путешествие между слоями цвета, где автор ловко умещает целую Вселенную. Виталик единственный из «Новых городских художников», кто смешивает краску. Он делает это прямо на холсте, перекрывая цвета слой за слоем, меняя изначальный цвет до неузнаваемости. Его кропотливая и сосредоточенная работа со слоями цвета напоминает о манере легендарного Ротко. Объектом исследования художника являются различные предметы, чьи силуэты едва держат свою форму и расплываются на плоскости холста. «Держать форму» художнику удается с трудом в силу физических особенностей моторики рук — его образы сползают в абстракцию.

 Zoika
Zoika

Zoika — главная загадка и негласный лидер объединения Новых городских художников. Для автора, который не владеет техниками чтения и письма в традиционном понимании, работа с текстом становится сакральной инициацией, а также попыткой вербального контакта с внешним миром и способ познания его многообразия. Zoika плетет свое бесконечное полотно из случайного текста, который попадает ей под руку. Остается загадкой, чем именно руководствуется автор при отборе той или иной фразы, которая становится надписью на холсте.
Как правило, ее холсты — это многослойные текстовые произведения с элементами графики, которыми художница интуитивно разбавляет текст.

Марина Монка
Марина Монка

В мире, который состоит для художницы из нескольких этажей и бесконечных стройных коридоров, всё мироздание разложено по полочкам. В нем царит ясность и порядок — именно это и воспевает автор. В бытовых комиксах художницы разворачивается целая жизнь в цепочке кадров, которые могут быть прочитаны в любой последовательности» — так начиналось наше знакомство с Мариной. Она создавала странные монохромные комиксы, робко добавляя всего один цвет. Художница взялась за всю палитру, и теперь она раскладывает по своим окошкам уже куда более насыщенную жизнь. В свои 40 она впервые смогла устроиться на работу и теперь отвечает за чистоту в известной фэшн-компании. Марина не умеет читать, но в свои миры она часто добавляет загадочные надписи, которые берет из журналов.

Люся Морошкина
Люся Морошкина

Люся Морошкина — классический житель Петербурга. Становление личности молодой художницы проходило в огромной коммунальной квартире с видом на Фонтанку, населенной хрестоматийными персонажами. Портреты этих героев стали излюбленной темой для художницы и порой напоминают героев Достоевского, как если бы их взялся изобразить Анри Матисс. Для того чтобы выйти на массового зрителя, художница решила взяться за более известные образы. Так на ее холстах поселились супергерои: Бэтмен, Супермен, Спайдермен, а также Виктор Цой, выполненные в той же, узнаваемой манере художницы. Основную часть жизни Люся проводит в больницах.

Тим Кумаритов
Тим Кумаритов

Петербургский метрополитен стал главной темой художника. На картинах Тима
мы находим метро во всех его проявлениях. Художник методично выстраивает параллельную Вселенную, сокрытую в недрах северного города и подсознании автора. Дополняя с каждым разом все более новыми деталями мир петербургской подземки, Тим создает сказочную страну, где надеется отыскать некогда затерянного в ней собственного отца. Серия работ с метополитеном была показана в ЦСИ Курехина в мае 2019 года и частично вошла в его собрание, а также в частные коллекции.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙНО-ВЫСТАВОЧНЫЙ ЦЕНТР «РОСИЗО»

ПЕТРОВЕРИГСКИЙ пер. 4, стр.1