Анна Нетребко
Анна Нетребко
фото Kirk Edwards

Недавно Анна Нетребко впервые выступила на сцене Большого театра. Сейчас оперная певица готовится к новой премьере — «Аиде», в честь которой она создала одноименную коллекцию фарфора. Grazia расспросила звезду об отношении к прошлому и непокоренных вершинах.

Почему на создание коллекции фарфора вас вдохновила именно «Аида»?

Будущим летом я дебютирую в этой опере Джузеппе Верди на Зальцбургском фестивале. У меня очень сложная партия, которая требует огромной работы и подготовки уже сейчас. Так что, когда Императорский фарфоровый завод предложил мне поработать вместе, тематика оформления для чайного сервиза была предопределена. Мне почти сразу стало ясно, каким должен быть дизайн. Кроме того, изучив коллекции других марок, я поняла: подобного еще не было.

Как считаете: нужно ли хранить в серванте самую красивую посуду для торжественного повода?

Нет, такие вещи должны быть доступными каждый день! Жизнь слишком коротка, чтобы прятать их в шкафу и доставать только по особым случаям.

То есть следовать предписаниям прошлого вам не по душе?

Напротив, традиции — то, что меня определяет. Ими должен быть наполнен каждый момент жизни, будь то завтрак с семьей, дорога в театр перед выступлением или что-то еще. Но это следует отличать от суеверности. Последнее ко мне не относится. Я просто забочусь о себе и своей внутренней гармонии — как можно больше времени провожу с людьми, которые делают меня счастливой, люблю вкусно поесть и насладиться жизнью.

Говорят, артисту нужно быть «толстокожим». Вы не исключение?

Я бы сказала, нужно быть одновременно и жестким, и мягким. Когда режиссер, дирижер или руководитель критикует твою работу, а ты с этим не согласен и не можешь принять оценку, все равно нужно взять и исправить ошибку. В то же время ты должен уметь настолько открываться на сцене, чтобы тысячи людей поверили тебе, услышали и поняли. Если певец слишком закрыт, то и зритель ничего не почувствует.

Учитывая степень вашего авторитета в профессии, ощущаете ли конкуренцию?

Мой единственный соперник — я сама. У меня есть поговорка: «Ты хорош ровно настолько, насколько хорошим было твое последнее выступление». Потому я постоянно подталкиваю себя вперед, чтобы моя музыка изо дня в день становилась лучше и честнее.

Не могу не спросить вас о премьере «Манон Леско», в которой вы впервые вышли на сцену Большого театра. Некоторые назвали постановку «слишком смелой». Согласны?

Это был совершенно новый и очень интересный взгляд на оперу Пуччини, в которой я была задействована не один раз. Мне понравились сложные декорации и огромные куклы. Кроме того, была удивительная возможность выступить вместе с Юсифом (драматический тенор Юсиф Эйвазов, супруг Анны. — Примеч. Grazia) и узнать много нового благодаря блестящему режиссеру Адольфу Шапиро и дирижеру Ядеру Биньямини.

Сегодня вас называют главным сопрано в мировой опере. Но чего вы еще не достигли?

Я очень довольна карьерой, и это самое главное. Безусловно, еще остались партии, которые хотелось бы выучить и спеть в один прекрасный день. Но все случится только в том случае, если будет мне предназначено.

Интервью: Денис Мережковский

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.