На экраны вышла новая версия «Ромео и Джульетты» с Орландо Блумом в главной роли. Корреспондент Grazia Марина Штерн встретилась с актером, чтобы поговорить о Шекспире, первой любви и способах удивить женщин.
Орландо Блум
Орландо Блум

GRAZIA:"Ромео и Джульетту» ставили много раз. Что лично вас привлекло в новой версии?
ОРЛАНДО БЛУМ: Это классическая история, все ее знают. Или, во всяком случае, так думают. Если спросить у большинства людей о «Гамлете», они скажут: «Был такой принц, и он задавался вопросом: быть ему или не быть». И все! Углубляются немногие, а ведь в персонажах еще столько всего не раскрыто!

GRAZIA: Например?
О.Б.:Джульетта в исполнении Кондолы Рашад такая забавная! Она говорит стихами, но не старается быть поэтичной. Ее ум очень подвижный и яркий.

GRAZIA: Как и у самой Рашад?
О.Б.: Да, наверное. Когда мы с ней впервые репетировали, она произнесла всего одну реплику Джульетты, но я невольно расхохотался. Самая трудная задача в том, чтобы представить историю по‑новому, когда все знают финал. Мне нравится, что режиссер не пытается спрятать язык Шекспира, чтобы сделать постановку современной. В то же время она такая правдивая, энергичная, красивая, опасная!

GRAZIA: Эта пьеса Шекспира — ваш бродвейский дебют? (Спектакль сначала шел на Бродвее и имел такой успех, что кинокомпании решили сделать его запись. — Примеч. Grazia)
О.Б.: Да, и, надо сказать, роль оказалась настоящим вызовом. Когда я репетировал, меня вдруг осенило, что я никогда не делал ничего подобного. В подростковом возрасте я три года проучился в театральной школе и там, конечно, читал английского поэта, но не играл.

GRAZIA: «Ромео и Джульетта» — самое известное произведение о любви. А вы как формулируете для себя это понятие?
О.Б.:Мне нравится идея любви. Может, я мистифицирую, потому что исполняю роль Ромео. Но я действительно верю в некую связь сердец.

GRAZIA: И что вы ощущаете, когда влюбляетесь?
О.Б.: Мама мне говорила: «Первым делом — девушки». (Смеется.) Когда любишь, все время думаешь о ней и о вашей следующей встрече. Мне так нравится это состояние! Женщины прекрасны. Они заслуживают заботы и уважения. К сожалению, похоже, наше поколение больше интересуется сексом, чем романтикой. Для многих начать роман — то же самое, что купить новую машину.

[PAGE] [/PAGE]
Орландо Блум и Кондола Рашад
Орландо Блум и Кондола Рашад довольно необычно смотрятся в образах Ромео и Джульетты

GRAZIA: У вас есть какие-то правила в отношениях?
О.Б.: Мужчине нужно следить за тем, как он общается с женщиной. А делаем мы это все время, даже когда не разговариваем. Есть язык тела, мимика, взгляды. Знаете, я где-то прочитал: когда встречаешься с девушкой, представь, что бы ты чувствовал на месте ее отца.

GRAZIA: Как вы в юности знакомились?
О.Б.: Подходил и говорил: «Наверное, это прозвучит странно, но можно ли пригласить вас на кофе? Я бы хотел с вами поболтать». Иногда они соглашались, но чаще отшивали меня. (Смеется.)

GRAZIA:Что вы обычно делаете, чтобы впечатлить избранницу?
О.Б.:Обожаю красивые жесты. Я безнадежный романтик, всегда балую своих возлюбленных.

GRAZIA: Ваши отношения с Мирандой Керр развивались по такому же сценарию?
О.Б.:Я не люблю обсуждать личные дела. К чему это? Люди приходят в нашу жизнь, а через время уходят… Я просто верю, что у каждого свой путь. В отношениях мужчин и женщин много сложностей. Так всегда было и будет.

GRAZIA: Помните свою первую любовь?
О.Б.:В девять лет у меня была подружка. И я представлял: она попадет в беду, а я стану Суперменом и спасу ее. (Смеется.) С тех пор всю свою карьеру я исполняю детские мечты и играю героев: рыцаря, эльфа, принца, солдата. Теперь хотелось бы побыть злодеем. Например, после Леголаса превратиться в Голлума.

GRAZIA: В вас влюблены миллионы девушек по всему миру. Страдаете от навязчивости поклонниц?
О.Б.: Бывает! А порой они очень расстраивают. Как-то вечером я выходил из театра. Ко мне подбежала незнакомка со словами: «О, слава Богу, я не потеряла сознание при виде вас! В прошлый раз я лишилась чувств, упала, и мне наложили 14 швов». И показала мне шрам на голове. Я чувствовал себя ужасно.

[PAGE] [/PAGE]

GRAZIA: Ваша карьера началась непросто. Вы учились в театральной школе, сломали спину (в результате несчастного случая актер упал с третьего этажа. — Примеч. Grazia). Доктора сказали, вы не сможете ходить. Что тогда подумали?
О.Б.: Первый вопрос, который у меня возник: «Неужели я больше никогда не смогу заниматься сексом?» (Смеется.) Но в глубине души я был уверен: все обойдется. Быть инвалидом — не моя судьба.

GRAZIA: Получается, вы везунчик?
О.Б.: Да, это так. Хотя порой, когда исполняется мечта, она оказывается совсем не такой, как ты представлял, потому что всплывает масса трудностей, с которыми нужно разбираться. Но жизнь развернет все так, как должно быть.

GRAZIA: В отличие от многих коллег по цеху, вы живете не в Голливуде. Почему предпочитаете Нью- Йорк?
О.Б.:Актер отображает реальность другого человека, и, значит, должен прочувствовать своего персонажа. Это непросто, если ты находишься в Лос-Анджелесе и с головой погружен в гедонизм киноиндустрии.

GRAZIA: Что любите делать в свободное время?
О.Б.: Гулять по Нью-Йорку и наблюдать за потоком жизни и людьми… Кого-то течение несет вниз, кого-то — вверх, но это все — единое действие. Я влюбился в этот город. Возможно, в скором будущем появится еще и новый предмет любви.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.