17 октября в российский прокат выходит фильм «Только Бог простит», главную роль в котором исполнил Райан Гослинг. Корреспондент GRAZIA Виктория Гончарова встретилась с актером, чтобы узнать, легко ли входить в одну реку дважды, почему он сам себе делает татуировки и чем собирается заняться на старости лет.
Райан Гослинг
Райан Гослинг рад, что ему достаются мстительные герои — ведь они учат его прощать и бороться с комплексами

GRAZIA: С режиссером Николасом Виндингом Рефном вы уже работали вместе в «Драйве», теперь выходит «Только Бог простит». У вас какое-то особое отношение к его фильмам?
РАЙАН ГОСЛИНГ: Я испытываю к Нику огромное уважение: ведь после успеха «Драйва» он получил возможность снимать все, что душе угодно. Ему предлагали масштабные проекты, но он занялся той лентой, которую планировал много лет, — и в результате получилось именно то, что он хотел. На площадке Рефна не особенно волновало, как воспримут картину, важно было только одно — воплотить собственный замысел. Знаете, сегодня это настоящая редкость: большинство режиссеров создают фильмы с оглядкой на зрителя.

GRAZIA: Вы ожидали, что «Драйв» ждет триумф?
Р.Г.: Шутите? Скорее наоборот — ведь Ник намеренно отказался следовать правилам Голливуда. Неудивительно, что критики предрекали картине полный провал. Только представьте, какой неожиданностью стали для всех, и в том числе для меня, многомиллионные сборы в прокате!

GRAZIA: Каково это — во второй раз «войти в реку» с одним и тем же режиссером?
Р.Г.: Намного лучше, чем в первый раз! Не нужно терять время на «притирку». Я бы сравнил работу над «Драйвом» с конфетно-букетным периодом, а теперь у нас, выходит, счастливый брак. (Смеется.) И это «правило», похоже, действует: так же было с Дереком Сьянфрансом, с которым я работал в «Валентинке», а потом в «Месте под соснами».

Райан Гослинг
Райан привык скрывать свою личную жизнь, однако его роман с Евой Мендес ни для кого не секрет!

GRAZIA: Что для вас самое интересное в фильме?
Р.Г.: Как ни странно это прозвучит — сцены насилия, они всегда очень сильно действуют на меня. Знаете, когда я в детстве посмотрел «Рэмбо: Первая кровь», то уже на следующий день захотел, как герой вьетнамской войны, метать ножи во всех своих обидчиков! Так уж вышло, что я довольно злопамятный человек, мне трудно прощать. А работая с Николасом, я не только осваиваю новый киноязык, но и преодолеваю свои страхи и комплексы — это вроде терапии. (Смеется.)

GRAZIA: Большую часть фильма ваш герой молчит. Легко играть такого неразговорчивого человека?
Р.Г.: Ох как непросто! В жизни я обожаю красивую речь, да и сам, как вы, наверное, успели заметить, постоянно практикуюсь в ораторском искусстве. (Смеется.)

GRAZIA: Если сравнить героев двух фильмов Рефна, в чем между ними разница?
Р.Г.: В «Драйве» я принимал самостоятельные решения. В «Только Бог простит» другая история: там я скорее машина, которой управляют. И в первую очередь моим персонажем руководит мать Кристал, которую играет Кристин Скотт Томас. Весь фильм она только тем и занимается, что развенчивает мужественный образ героя. Кристал — настоящая femme fatale, эдакая «комбинация» леди Макбет и Донателлы Версаче. Для нее главное — добиться цели, пусть даже ценой жизни собственных детей. Поэтому, с одной стороны, ее отношения с сыном разрушительны. Но с другой — между ними сильная связь, не лишенная некоторого эротизма. Все это довольно сложно понять, но общение мужчины с матерью порой бывает очень непростым, по себе знаю.

Райан Гослинг
За маской брутального самца в герое Гослинга скрывается подкаблучник!
Райан Гослинг
Гослинг куда более охотно говорит о своих татуировках, чем о возлюбленной!

GRAZIA: Испытываете на себе влияние женщин?
Р.Г.: В этом непросто признаваться, но я мыслю как девочка. Родители рано развелись, и я остался с мамой. Наверное, поэтому иногда мне кажется, что я просто не понимаю, как думают мужчины! В детстве моим лучшим другом и настоящим героем была сестра: я учился дома, так что обзавестись компанией приятелей было не так-то просто. К тому же я занимался балетом — там тоже, как известно, одни девочки. Конечно, все это сильно на меня повлияло. Теперь, когда требуется подчинить своей воле вторую половинку, все рушится. Честно говоря, поэтому я предпочитаю женщин старше себя.

GRAZIA: Слава мешает вашей личной жизни?
Р.Г.: Чем больше люди знают о тебе, тем хуже. Пусть лучше все кругом обсуждают мои новые татуировки, которые я с большим удовольствием делаю себе сам! Так что я всегда готов подкинуть тему для разговоров в виде очередного простреленного сердца на плече. (Смеется.) С иглой в руке чувствую себя настоящим мужчиной.

GRAZIA: О чем вы мечтаете?
Р.Г.: Стать звездой! Шучу. Пока мне очень везет и удается сниматься только в тех фильмах, которые нравятся, а параллельно вести бурную личную жизнь. По‑моему, идеально! А если серьезно, то я мечтаю о настоящей работе: сейчас передо мной открываются потрясающие возможности и я чувствую себя на пике карьеры. Конечно, вряд ли так будет всегда. Поэтому легко могу представить, что на старости лет посвящу всего себя режиссуре.

<iframe width="640» height="360» src="//www.youtube.com/embed/ePLjF9pcAaY» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>

ФОТО: FOTODOM.RU; ALL OVER PRESS