GRAZIA: Рейчел, еще несколько недель назад вы были брюнеткой, а сейчас радикально сменили имидж… Почему решили стать блондинкой?
РЕЙЧЕЛ МАКАДАМС: Если бы вы только знали, сколько раз за последние дни мне задавали этот вопрос! (Смеется.) Ну что тут сказать… Я ведь Скорпион по знаку зодиака — а больше всего на свете они ненавидят рутину и скуку! Так что особых поводов для похода к колористу мне не требуется. Конечно, иногда я перекрашиваюсь ради новой роли — но чаще меняю цвет волос, просто чтобы развлечься. Вот и на этот раз все произошло совершенно спонтанно: в один прекрасный день я проснулась и по чувствовала себя блондинкой…
GRAZIA: Приятное ощущение?
Р.М.: Не то слово! Недаром светловолосые девушки такие легкие и позитивные. Я считаю, внешность человека влияет на его характер и судьбу. Если ты выглядишь по‑новому, то и вести себя начинаешь иначе. Только надо иметь в виду, что кардинальная смена имиджа занимает как минимум пять часов. Тяжеловато, знаете ли.
GRAZIA: Есть испытания и посложней — взять хотя бы историю вашей героини из фильма «Доброе утро»…
Р.М.: Да, вы правы, моей Бекки пришлось несладко. Она работала исполнитель ным продюсером новостной програм мы на небольшом телеканале в Нью Джерси, а когда ее уволили, переехала в Нью-Йорк и стала директором утреннего шоу. Конечно, ей необходимо было доказать, что она достойна этой должности, — причем не только окружающим, но и самой себе. А тут еще рейтинги начали падать, и ведущие окончательно друг с другом перессорились… В общем, настоящий кошмар!
GRAZIA: Ну, тут многое зависит от того, удастся ли поладить с коллегами… Кстати, какое впечатление произвел на вас Харрисон Форд, сыгравший одного из ведущих шоу? Р.М.: Харрисон — удивительно приятный и жизнерадостный человек, каких в нашем бизнесе буквально единицы. Я в него просто влюбилась! Во время съемок он непрерывно шутил — я, на верное, никогда не забуду его фразу «Мне нужны таблетки для игры!» Он говорил это таким капризным голосом — любая голливудская дива позавидует! Мы все хохотали как сумасшедшие.
GRAZIA: Вы часто играете романтических героинь — именно такие роли вам достались, например, в «Дневнике памяти» и «Жене путешественника во времени». Чувствуете себя комфортно в этом амплуа?
Р.М.: К сожалению, в голливудских сценариях мало нестандартных женских образов, так что выбирать не приходится. Нас все еще хотят видеть слабым полом — нежным и эмоциональным. Хотя, по правде говоря, я бы двумя руками ухватилась за роль, которая позволит как следует побегать, попрыгать, самостоятельно выполнить какие-то трюки. В моей фильмографии явно не хватает боевиков! Я до 13 лет серьезно увлекалась фигурным катанием и за это вре мя успела привыкнуть к физическим нагрузкам. А сейчас мне просто некуда направить энергию!
GRAZIA: Чем кроме спорта вы занимались до того, как решили стать актрисой?
Р.М.: Я выросла в Канаде и еще в родном Лондоне (город в провинции Онтарио. — Примеч. Grazia) успела поработать в «Макдоналдсе». Наверное, я стала худшим сотрудником за всю историю заведения: постоянно брала отгулы, а один раз даже умудрилась сломать аппарат, разливающий апельсиновый сок! Позже я перебралась в Торонто, где училась в университете и параллельно работала в туристическом агентстве. Однажды мне предложили заменить заболевшего гида, который должен был везти группу школьников в Нью-Йорк. Я без коле баний согласилась, потому что сама мечтала там побывать! Представляете, какой экскурсовод из меня получился? «Дети, посмотрите направо — вот стоит прекрасное серое здание. А слева можно увидеть не менее замечательное коричневое сооружение!» (Смеется.)
GRAZIA: Я знаю, что вы не водите маши ну и предпочитаете ходить пешком или ездить на велосипеде. Как реагируют люди, когда видят на улице Рейчел МакАдамс?
Р.М.: В этом плане мне повезло — меня редко узнают. А может, просто боятся подходить: обычно я беру с собой плеер, надеваю гигантские наушники и полностью отключаюсь от внешнего мира.
GRAZIA: Вам недавно исполнилось 32 года. Возраст для вас что-то значит?
Р.М.: Я отношусь к этим цифрам спокойно. Более того, уверена, что с годами становлюсь только лучше. Например, мне почти удалось справиться со своим главным недостатком — неорганизованностью. Видели бы вы, какая неразбериха царила раньше в моей спальне! А теперь там полный порядок. Ну или практически полный…
GRAZIA: Свою жизнь вы тоже хотели бы контролировать от и до?
Р.М.: Это невозможно — как бы я ни старалась. Актеры не принадлежат себе. Мы вовлечены в круглосуточный производственный процесс, который требует постоянной внутренней работы. Единственное, что я могу сделать, — взять паузу, когда чувствую, что перегораю. Возможно, такие перерывы негативно сказываются на моей карьере, но я ни о чем не жалею: запас сил не бесконечен, и расходовать его нужно крайне осторожно.
Интервью: Анна Павлова