GRAZIA: Многие люди, еще не посмотрев фильм, довольно болезненно реагируют на него. Дескать, есть советская классика, зачем еще одна картина? Что бы вы ответили на нападки?

РЕНАТ ДАВЛЕТЬЯРОВ: Во‑первых, мы делали не ремейк, а экранизацию. У нас есть права на книгу Бориса Васильева. Она — оригинал, и в свое время была настоящим литературным блокбастером. Да, есть фильм Ростоцкого, который я сам очень люблю. Но прошло уже 40 лет с момента его выхода! Во‑вторых, даже если бы я делал ремейк, что такого? Люди зачастую смотрят кино, даже не подозревая, что это новая версия. Но, честно говоря, мне кажется, зрителя не слишком волнует: ремейк или оригинальная история — лишь бы фильм был хорошим.

GRAZIA: Почему вы решили экранизировать именно это произведение?

Р.Д.: Все началось давно. Лет 10−15 назад мне подал идею Володя Машков. Мы сидели в компании: Алексей Учитель, Машков и я. И вот Володя сказал: «Надо снимать «А зори здесь тихие…». Тогда мы это только обсудили. Прошло время, я общался с директором Фонда кино Антоном Малышевым. И он говорит: близится юбилей Победы, но ничего особого не готовится. Я спросил, есть ли деньги на фильм. Ведь буквально накануне Федя Бондарчук сделал «Сталинград». Понятно, что каждый раз такие суммы никто выделять не станет, а военные ленты не могут быть дешевыми по определению. И я вспомнил только один сюжет: мощный по сути, но достаточно приемлемый по бюджету — «А зори здесь тихие…».

GRAZIA: Машкова уже не позвали?

Р.Д.: Нет, потому что тогда на роль старшины никого лучше не было, но ведь прошло время! Я уже работал над фильмом «Чистое искусство» с Аней Чиповской и Петей Федоровым. И представил Петю в образе. Позвал его в сторонку и сделал такое предложение. Кажется, он не мог говорить минут 20. (Смеется.) Я сразу поставил условие: поправиться на 20 кг и отпустить усы. То есть мы его не лепили гримом, все по‑настоящему.

GRAZIA: Девушек на главные роли тоже легко нашли?

Р.Д.: Как раз наоборот! С ними вышло очень сложно. Не могу назвать ни одну актрису, которую взял бы сразу. Перепробовал всех, больше сотни. У меня не было цели найти звезд. Например, в роли Гали Четвертак снялась Кристина Асмус. Я ее первый раз увидел на кастинге. Потом мне рассказали, что она работала в каком-то сериале и от нее фанатеет молодежь. Она отлично сыграла, и я ею доволен. Была еще забавная история с Настей Микульчиной. Я утвердил ее в «Чистом искусстве» на главную роль. Позже узнал, что она любит погонять на мотоцикле. Я ей говорю: «С этого момента даже думать забудь!» Она кивнула, уехала в Питер и через три дня сломала себе все, что только можно. В результате в фильме снялась для меня тогда не известная Аня Чиповская. Думал и тут ее позвать, но она была занята. В итоге взял Микульчину. Получилось, что они поменялись ролями.

[PAGE][/PAGE]
Съемки фильма «А зори здесь тихие…»

GRAZIA: На площадке вы диктатор?

Р.Д.: Да, потому что иначе нельзя. Все творчество в кино заканчивается в тот момент, когда ты сел в кресло и говоришь: «Мотор!» У тебя минимальные возможности создавать что-то здесь и сейчас, зато есть чудовищное расписание, огромный метраж, а еще актриса, которая должна уехать в 6 часов на поезде. Креатив — до съемок, а потом только график: по 12 часов 6 дней в неделю. Вот такой тяжелый труд. Мне рассказывали, что ходят слухи: Давлетьяров разгуливает по площадке с битой и лупит всех по голове. Да, я жесткий. Но посмотрите с другой стороны: у меня 6 лет одна группа. Художники, осветители, рабочие. Они же не мои крепостные! Если бы я действительно бил кого-то, они бы не возвращались.

GRAZIA: В мае выйдет еще один ваш фильм — «Однажды». Премьера должна была состояться еще в прошлом году. Более того, картина называлась «Пацаны». Что случилось?

Р.Д.: У нас получилась некрасивая история с про катчиком. Сейчас мы работаем с другой компанией - «Наше кино». Честно говоря, не очень хочу возвращаться к этой теме. Просто скажу: я не купец и не гонюсь за прибылью. Я скорее сожгу картину, чем позволю с ней обращаться неподобающим образом. Ну, а сам фильм я считаю своей лучшей работой!

GRAZIA: Почему именно его?

Р.Д.: Каждый раз любой режиссер создает собственный мир. Неважно, выдуманная история или нет, но это мир твоими глазами. В «Однажды» страницы сценария во многом совпали с моей биографией. Фильм не обо мне, но и обо мне тоже. Мы даже снимали в тех местах, где я когда-то бывал. И реальные события происходили именно там, где они происходили. Мне не нужно было придумывать, что могло случиться. Классное чувство! В какой-то момент прошлое оживает и возвращается. Фильм мне очень близок, наверное, поэтому я считаю его лучшим.

GRAZIA: Если бы вы могли снять кино, не думая ни о финансировании, ни о том, как его примут зрители, каким бы оно было?

Р.Д.: Я сейчас нахожусь на той стадии усталости, что у меня нет желания, сделать, скажем, «Трою» со 100-миллионым бюджетом. Есть несколько достаточно интересных предложений, но они пока не складываются в голове. Знаете, я раньше всегда смеялся, когда слышал про творческий кризис. Вы о чем? Сходил в баню, отоспался, и вот весь кризис. Но он наступает. Я на распутье, и, имея разные варианты, пока не хочу ничего снимать.

GRAZIA: Пришло время сделать перерыв?

Р.Д.: Думаю, да. Наверное, в течение года не буду ничего снимать. Я выпустил пять фильмов как режиссер за пять лет плюс еще продюсерские проекты. Кажется, пора немного отдохнуть.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia