GRAZIA: Роберт, расскажите о третьей части «сумеречной саги».
Роберт Паттинсон: Она очень сильно отличается от предыдущих фильмов. В "Затмении» будет гораздо больше драк - просто сумасшествие какое-то! Мне постоянно приходилось выполнять сложные трюки - на съемках «Новолуния» не было ничего похожего! К тому же в этот раз на площадку почти всегда требовалось приходить в 5  утра. А  я  далеко не жаворонок… (Смеется.) Ну  а что касается сюжета, на  мой взгляд, главное отличие этого фильма от предыдущих частей саги — то, что в «Затмении» все  внимание  уже не сфокусировано на Белле и  Эдварде. Здесь как минимум 15  главных героев!
GRAZIA: Как вы думаете, что в «Затмении» понравится зрителям боль-
ше  всего?
Р.П.: Могу предположить, что всех увлечет борьба Джейкоба и Эдварда за Беллу.  На  сей раз их противостояние будет гораздо жестче, чем раньше. Так что,  надеюсь,
зрители захотят узнать, чем все  закончится и кого в итоге выберет Белла.
GRAZIA: «Сумерки» и «Новолуние» побили все рекорды популярности, и «Затмение» наверняка ждет та же участь. А  значит, увеличится и количество ваших фанатов. Вы уже привыкли к  собственному звездному статусу?
Р.П.: Нет, все произошло слишком быстро - буквально за каких-то два года. Я  был обычным парнем, а теперь ни шагу не могу сделать, чтобы за мной не гнались толпы поклонников и папарацци. Только представьте, люди готовы на все, чтобы вас увидеть: проезжают тысячи километров, ночуют около кинотеатра перед премьерой…
GRAZIA: И как вы реагируете на такое поведение поклонников?
Р.П.: Меня это пугает. Честно говоря, из-за повышенного внимания к моей персоне у меня развилась нешуточная паранойя. Я, например, постоянно оборачиваюсь, когда иду по улице — а вдруг за мной следуют cотни фанатов, как это уже было два года назад.
GRAZIA: А вы, случайно, не заразились звездной болезнью?
Р.П.: Вовсе нет! Я отношусь к себе даже более критично, чем раньше. Из-за того  что люди ждут от меня каких-то чудес,  я  ощущаю постоянное давление и  очень боюсь, что могу однажды оступиться. Так что вся эта фанатская шумиха только прибавила мне неуверенности  в себе.
GRAZIA: Как вы сами относитесь к фильмам, в которых снимаетесь?
Р.П.: Честно говоря, я вообще не в восторге от всей этой вампирской тематики. В  моем герое мне нравится только то, что он не стареет. Это я бы у него позаимствовал. Хочу, чтобы мне всегда было 35 лет. Когда тебе 20, люди все равно продолжают обращаться с тобой как с подростком. А  вот 35 - идеальный возраст: ты уже взрослый человек, но молодость вроде как еще не закончилась, да  и  до  старости далеко…
GRAZIA: По вашему мнению, «сумеречная  сага» — все-таки скорее кино для  девочек?
Р.П.: Нет, не думаю. Как я уже говорил, в «Затмении» полно трюков и драк. Их  ведь любят все парни, разве не так? Да  и первые две части, на мой взгляд, рассчитаны не только на девочек. Конечно, многие думают, что романтические картины снимают в основном для них, но у меня на этот счет другое мнение. Каждый, кто хотя бы раз был  влюблен, сможет найти в этих фильмах что-то для себя. Наше кино кажется мне невероятно реалистичным во всем, что касается отношений. Когда  ты любишь, становишься страшно уязвимым… Сначала ты готов целовать землю, по  которой ходит твоя избранница. Но  потом период эйфории заканчивается, и ты начинаешь замечать  ее недостатки. Например, она  оказывается излишне прямолинейной или  недостаточно заботливой… И  тогда  ты  задумываешься: может, вам все-таки не по  пути? В общем, рано или  поздно наступает  момент, когда нужно решить - продолжать отношения или расстаться. Думаю, «Затмение» будет интересно всем, кому близка такая проблема.
GRAZIA: Вы уже в третий раз  снимаетесь вместе с Кристен. Наверное, с  течением  времени вы стали лучше  понимать  друг друга на съемочной площадке?
Р.П.: Мы с Кристен отлично поладили с первой минуты знакомства. Мы встретились в Лос-Анджелесе,  в  доме режиссера Кэтрин Хардвик. Я приехал на прослушивание, а Кристен уже утвердили на роль Беллы. Мы сразу сработались: прочитали несколько отрывков, и меня тут же утвердили на роль! Что мне особенно нравится в Кристен, так это то, что у нее, как и у меня, не закружилась голова от внимания поклонников и прессы. Она всегда остается собой и очень здраво мыслит для своего возраста. Знаете, с  каждым фильмом Кристен становится все более зрелой. И во время съемок «Затмения» я вдруг осознал, что она сильно повзрослела и  превратилась в настоящую женщину. Ну  и, конечно же, мне гораздо проще работать с человеком, с которым я уже снимался раньше. Мы  понимаем друг друга без слов, поэтому нам не нужно тратить время на обсуждение сцен. А это существенно облегчает задачу!
GRAZIA: Чувствуется, что вы очень близки. Это так?
Р.П.: Знаете, «сумеречная сага» — это действительно огромный проект. Ни мне, ни Кристен раньше не доводилось участвовать в чем-либо подобном. И когда тебе есть с кем поделиться своими ощущениями, ты, конечно же, чувствуешь себя в большей безопасности. Я могу пойти к Кристен и рассказать обо всех своих проблемах. Да и говорить, в общем-то, необязательно — ведь она находится в  точно такой же ситуации! Кристен заботится обо мне не на словах, а на деле, и  я ей очень за это благодарен.
GRAZIA: Расскажите еще о Кристен. Что в ней особенного?
Р.П.: Она самый честный и искрений человек из всех, кого я когда-либо встречал. К сожалению, в актерской среде эти качества не слишком популярны. В  Голливуде все думают только о собственной  выгоде и о том, как бы заполучить роль получше. Сами понимаете, при таком раскладе о честности речи  не  идет - все  друг другу врут, ни капли этого не стесняясь. Поэтому невероятно круто, что здесь можно  встретить такого человека, как Кристен. Когда ты с ней, она сделает все, чтобы тебе  было комфортно, всегда выслушает и даст дельный совет, совершенно не думая о  своих интересах.
GRAZIA: Вы верите в любовь до гробовой  доски?
Р.П.: Возможно, я сейчас кого-то разочарую, но эта идея кажется мне как минимум странной. Провести всю жизнь с  одним человеком — что может быть  скучнее! Я  верю в то, что мы способны одновременно любить хоть десятерых.
GRAZIA: Этими словами вы разбиваете сердца своих романтично настроенных поклонниц…
Р.П.: Да, я в курсе, но такова уж правда жизни. Знаете почему я решил брать уроки актерского мастерства? Совсем не потому, что очень хотел добиться каких-то профессиональных высот. Просто эти курсы посещало много красивых девочек, и я подумал, что мои шансы заполучить одну из них увеличатся, если я  все время буду рядом (Смеется.) Только позднее я понял, что мне действительно нравится быть актером, перестал каждый вечер тусоваться и начал серьезнее относиться к  работе. Ну, а что из этого получилось, вы и сами знаете.
GRAZIA: А вообще любите тусовки?
Р.П.: Да. Я совсем не такой мрачный отшельник, как мой герой! Когда я жил в Лондоне, у меня не было проблем с  тем, чтобы хорошо провести время: я  мог в любой момент встретиться с  друзьями и завалиться с ними в паб. А  вот в Лос-Анджелесе расслабиться не так легко: здесь люди ведут совершенно иной образ жизни. Очень сложно убедить кого-нибудь посидеть в будний день в  баре. К  тому же, как ни дико это прозвучит, иногда мне просто не хватает денег, чтобы как следует повеселиться. Они улетают в считаные  секунды - я  даже сам не понимаю, как ухитряюсь так быстро все потратить. А  порой во  мне просыпается настоящий  скряга: я начинаю паниковать, что  моя карьера вот-вот закончится, и  принимаюсь на  всем экономить и откладывать деньги на черный день.
GRAZIA: Да ладно вам, вы так много заработали за последние годы, что можете не беспокоиться о будущем! Кстати, если не секрет, что вы собираетесь делать со всеми этими деньгами?
Р.П.: Чего мне больше всего не хватает, так это собственного дома. Хотя я не уверен, что мне сейчас имеет смысл обзаводиться жильем: я постоянно в разъездах, редко бываю в одном месте больше двух дней. Правда, в  конце прошлого года я  чуть было не купил один дом. Но продавец неожиданно поднял цену — видимо, решил, что раз я знаменитость, то готов заплатить любые деньги… Так что пришлось отказаться от этой идеи. Посмотрим, может  быть, в следующий раз мне повезет  больше.
GRAZIA: Что вы делаете, когда хотите расслабиться и на время забыть об  ажиотаже вокруг вашей персоны?
Р.П.: С головой ухожу в музыку. Она всегда была важной частью моей жизни. Я  начал играть фортепиано в четыре года и с удовольствием стал бы профессиональным пианистом, но, к  сожалению, для серьезной музыкальной  карьеры у  меня маловато таланта. Еще  иногда  играю на гитаре — это очень расслабляет! В такие моменты я  забываю обо всем на свете и погружаюсь  в  свой собственный мир. В Лондоне у  меня даже  есть группа, которую я создал с  друзьями. Кстати, надо бы найти время, чтобы  встретиться с ребятами и  порепетировать…
GRAZIA: Родители вас поддерживают?
Р.П.: Конечно. Особенно отец — у меня с  ним всегда были очень хорошие отношения. Мы можем говорить на любые темы, и это невероятно здорово! Мне кажется, без поддержки и любви родителей сложно чего-либо добиться в жизни. Если в молодости ты чувствуешь, что они в тебя верят, позже сможешь преодолеть любые препятствия. И, несомненно, любовь, с которой меня растили мама и папа, повлияла на то, каким человеком  я  стал.
Интервью: Дэн Робертс

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.