Первый мамин поход в кино, ее возвращение на работу, целый день в детском саду, каникулы у бабушки — сколько расставаний может вынести ваш ребенок? Психолог Алена Легостаева рассказывает о механизмах разлуки и о том, как не навредить отношениям маленьких и больших.

СКОЛЬКО МОЖНО?

«Я чувствую себя в плену у младенца, вообще не могу ничего планировать, про отпуск не мечтаю, хочу хотя бы поспать шесть часов подряд», — говорит 29-летняя Настя, которая полгода назад родила первенца. Ощущение круглосуточного рабства многим омрачает радость материнства. И вопрос «Когда же (или уже никогда?) я смогу побыть немного собой прежней?» возникает практически у всех.

Утешит ли молодую женщину информация о том, что, пока она страдает от несвободы, в жизни ребенка происходят важнейшие психологические события? Формируется механизм привязанности, благодаря которому затем будут возможны активное исследование мира, обучение, качественное общение с другими. В первые три года жизни малыша взрослые одним только своим присутствием уже проделывают важнейшую работу.

ТОЧКА ОПОРЫ

Основоположник теории привязанности, английский врач и психоаналитик Джон Боулби, в 1952 году снял документальный фильм «Двухлетний ребенок в больнице» про девочку, которую положили в госпиталь без родителей.

«Тридцать лет назад даже новорожденных можно было навещать лишь по часам, оставаться с ними не разрешали, — рассказывает Ира. — Мне было три, когда я попала в стационар одна, меня и маму стыдили за слезы, это было ужасно. Сегодня я буду давать взятки и умолять, лишь бы постоянно находиться рядом со своим малышом в случае проблем».

Во времена моего детства в нашей стране никто не думал про влияние психологического состояния ребенка на выздоровление. Как формируется привязанность и зачем она нужна? Обычно есть один человек, который проводит с младенцем значительную часть времени и наиболее чутко реагирует на его сигналы. Это может быть не только мама, но и няня, и папа, и бабушка, и медсестра.

Ребенок раз от раза убеждается в том, что его потребности будут удовлетворены, и у него формируется самооценка: «Я такой, как обо мне заботятся». И формируется надежная привязанность, опираясь на которую малыш может развиваться.

Если взрослые вокруг него постоянно меняются, внезапно появляются и исчезают, то такого рода отношений не возникает. Ребенок привыкает к тому, что ничего хорошего от человека ждать не стоит, а себя воспринимает как недостойного регулярного внимания. И идет с этим ощущением по жизни.

Детский опыт мы, как правило, транслируем и дальше, а ненадежная привязанность передается и по наследству. "Когда Гаврюше больно, он не бежит ко мне, а сам гладит себя по тому месту, которое ударил, — рассказывает мама двухлетнего мальчика на консультации. — Я научила его так делать, чтобы мой сын мог всегда сам себе помочь».

В разговоре выяснилось, что девушка выросла без родителей, в детском доме, поэтому ей кажется верным опираться только на себя и внушать ребенку, что не следует рассчитывать на поддержку взрослых.

Такой способ переживания боли являлся в свое время спасением для нее, но для мальчика, у которого рядом, к счастью, есть живая мама, это не лучший выбор. Ведь мы все хотим, чтобы дети были счастливее нас самих.

НИЧЕГО, КРОМЕ ПРАВДЫ

«Когда Варе исполнилось девять месяцев, мне пришлось уехать на несколько дней в командировку, и дочка осталась с любимой бабушкой, — вспоминает Вика. — Когда я вернулась, она несколько дней обижалась на меня, плакала, если я брала ее на руки. А мне тогда казалось, что она ничего не понимает».

Дети по‑разному реагируют на расставание, но есть некоторые научные представления о том, как правильно разлучаться с ребенком. Эти советы можно попробовать приложить к собственной ситуации.

Отечественный специалист Галина Филиппова, эксперт в психологии материнства и младенчества, считает, что в первые три месяца ребенку следует уделять 100% времени, затем до полугода — 75%, после — 50%. При этом учитываются только периоды бодрствования, а значит, коляску со спящим младенцем во время прогулки может катать любой, кому вы доверяете.

С первых недель жизни стоит вводить ритуалы прощания и встречи. Уходя, скажите: «Мама вернется через двадцать минут, пока» — и поцелуйте малыша. То же самое сделайте и по возвращении со словами: «Привет, мама снова здесь». Важно говорить правду и укладываться по времени. Если вы знаете, что вам скоро надо на работу, начинайте «репетиции» заранее.

«У нас вообще не было проблем с садиком, все подружки пугали, но мне повезло с ребенком, — говорит Саша. — Глебка, увидев игрушки, махал рукой и сразу же забывал обо всем остальном».

На самом деле такая ситуация должна вызывать тревогу, а не гордость. Дети до трех лет, которые слишком легко отпускают родителей, не нуждаются в них, быстро переключаются с родного человека на игрушки, скорее всего, научились доверять предметам, а не людям. Куклы и машинки, а также телевизор и планшет их больше интересуют и утешают, потому что родные не демонстрировали такую же надежность и доступность в трудных жизненных ситуациях.

Такие дети впоследствии будут испытывать сложности с установлением отношений любви и дружбы, а еще они часто в группе риска по зависимостям — химическим и игровым.

Не врите ребенку и не исчезайте из его жизни вдруг, готовьтесь к расставанию и поддерживайте связь с ним на расстоянии. Неправда, что «с глаз долой, из сердца вон».

«Папу отправили в командировку в Африку, когда мне было два года, и мама поехала за ним, — вспоминает 30-летняя Светлана. — Взять меня было страшно — там малярия и прочее, не поехать означало потерять папину работу. Кто-то «умный» тогда посоветовал родителям не звонить мне и не показывать их фотографий, чтобы я не расстраивалась лишний раз. Они поверили. Через полгода бабушка прислала маме мою фотографию, и на первом же самолете она вернулась. Сейчас мы дружим, но для меня это было одно из самых чудовищных переживаний».

РУКОЙ ПОДАТЬ

«В день, когда родители Веры отправились в рабочую поездку, я обнаружила внучку спящей в своей кроватке. Вечером она поиграла в детской, а потом сама себя уложила спать, — рассказывает бабушка трехлетней девочки. — Я аккуратно сняла с нее огромную папину футболку, в которую она оделась, чтобы девочка не запуталась в ней ночью, и положила ее рядом».

Британский детский психоаналитик Дональд Винникотт придумал термин «переходный объект» — это какая-то вещь, которая ассоциируется у ребенка с близким человеком и помогает легче перенести разлуку. Дети сами выбирают эту вещь, носят с собой, берут в кровать, на прогулку и используют, когда нуждаются во внешней опоре, а любимого взрослого нет рядом.

Например, когда малыша переводят в собственную кроватку, очень помогают медведи, пеленки или мамина одежда. Крайне важно не стирать «переходный объект», даже если он прошел тысячу испытаний едой, водой и грязью. Он должен пахнуть мамой, а не стиральным порошком. Иначе «волшебство» не работает.

Разлуки — часть детской и взрослой жизни. Но ведь есть разница между светлой тоской по близкому человеку и ощущением брошенности! Скучать, предвкушая встречу, даже приятно, а вот никаких полезных свойств опыта оставленности современная наука пока не выявила.