На Первом канале стартовал сериал Валерии Гай Германики «Краткий курс счастливой жизни»! GRAZIA встретилась с исполнительницей одной из главных ролей Светланой Ходченковой и выяснила, стоит ли нам ждать очередного телескандала, насколько заманчивые предложения делают ей западные продюсеры и верит ли она в чувство, которое может длиться всю жизнь.
Светлана была в числе знаменитых гостей выездной редакции Grazia — в универмаг «Цветной» актриса приехала прямо с самолета, вернувшись с очередных съемок!

GRAZIA: Скажите, чем вас привлек новый проект?

СВЕТЛАНА ХОДЧЕНКОВА: Для меня в первую очередь была важна откровенность, которую я ощутила, как только начала листать сценарий. Ведь очень часто читаешь диалоги — будто не люди, а марсиане разговаривают! А здесь все по‑настоящему.

GRAZIA: У Гай Германики довольно скандальная репутация. В этот раз тоже стоит ждать чего-то из ряда вон выходящего?

С.Х.: Я ничего провокационного в сериале не вижу, все как в жизни.

GRAZIA: Как Валерия ведет себя на съемочной площадке?

С.Х.:Она дает возможность импровизировать и предоставляет большую свободу. Лера полностью доверяет актерам, а они — ей.

GRAZIA: Говорят, вы сначала отказались сниматься. Почему?

С.Х.: Я привыкла к другому амплуа. Наверное, была не готова меняться, но потом передумала.

GRAZIA: Можно ли назвать «Краткий курс счастливой жизни» русской версией «Секса в большом городе»?

С.Х.: Единственное, что в них похоже, — наличие четырех главных героинь. А в остальном — ничего общего. Мы совсем о другом рассказываем.

GRAZIA: После успеха фильма «Шпион, выйди вон!», в котором вы снялись в компании британских звезд первой величины, у вас, наверное, появилось множество предложений от иностранных кинокомпаний?

С.Х.: Да, и есть заманчивые варианты. Что удивительно, мне готовы давать роли не только русских проституток и подружек мафиози, как обычно бывает, но и очень далеких от подобных образов девушек. Я бы с удовольствием с вами об этом поговорила, но пока все должно оставаться в строжайшем секрете.

GRAZIA: Ирина, ваша героиня в триллере, готова предать Родину — тоталитарный Советский Союз. Как вы к ней относитесь? По вашему мнению, она положительный или отрицательный персонаж?

С.Х.: Я не могу никому дать характеристику со знаком плюс или минус, опираясь только на политические воззрения. В любом случае считаю: люди, которые вели такую жизнь, как она, просто сильно запутались, потому что стали марионетками в чьей-то большой серьезной игре.

GRAZIA: А вы сами способны совершить подобный поступок?

С.Х.: Нет, ни в коем случае. Я патриот и вообще верный человек.

GRAZIA: С Колином Фертом и Гэри Олдманом, партнерами по ленте, вы встретились только на премьере — оказаться в одном кадре не удалось. А с кем из зарубежных звезд вы хотели бы посотрудничать?

С.Х.: С Джоном Малковичем и Шоном Пенном.

GRAZIA : Признайтесь, у вас случались провалы? Или все роли были не ниже среднего уровня?

С.Х.: К сожалению, трудно оценить потенциал проекта на уровне сценария и бесед с режиссером. Иногда не спасает ни интересная идея, ни талантливый постановщик. Слишком много факторов должно сложиться, чтобы получилось хорошее кино. Одно могу сказать: я никогда не позволяю себе расслабляться на работе, потому что в кадре зритель увидит именно меня.

GRAZIA: А этот год у вас уже расписан?

С.Х.: Да, я снимаюсь в двух фильмах. Пока контракты запрещают особо распространяться, но оба проекта мне очень интересны. Один про 60-е, а другой вообще про французское нашествие 1812 года… Как только появится возможность, расскажу поподробнее.

GRAZIA: В таком плотном графике остается место для чувств?

С.Х. Конечно, а как же без них существовать! Чем меньше у тебя времени, тем больше хочется заполнить его любовью.

GRAZIA: Не бывает желания все бросить и уехать на год, например, в Индию — поискать себя?

С.Х.: Вы знаете, столько я точно не выдержу. Но вот вырваться на месяц, как я недавно сделала, — пожалуйста. Я провела незабываемый месяц на Бали, ни о чем не думала, выключила телефон, в общем, расслаблялась.

GRAZIA: Признайтесь, чем вас можно соблазнить?

С.Х.:Какой неконкретный вопрос… Ну конечно же, сладостями! (Смеется.)

GRAZIA:Вам хочется, чтобы окружающие воспринимали вас как слабую женщину или сильную?

С.Х.:Важнее всего для меня быть гармоничной личностью. Когда пожелаю — ощущать себя беззащитной или, наоборот, ничего не бояться и идти вперед вопреки всему. Просто рядом должен быть мужчина, который это позволит и всегда скажет: «Я тебя люблю».

GRAZIA:Вы верите, что чувство может длиться вечно?

С.Х.: Я не сомневаюсь — такое бывает. Правда, оно трансформируется в течение жизни — сначала дикая страсть, потом нежность, затем ты становишься самым близким человеком, и так до бесконечности.

GRAZIA:Что вы считаете главной женской миссией?

С.Х.: Конечно, стать матерью, но мне этого мало. Я хочу все совмещать!

GRAZIA:Случались моменты, когда вы говорили себе: хватит жить иллюзиями? Или всегда преобладал разум?

С. Х.: руководствуюсь только эмоциями, а не расчетом. Рациональный подход — это не про меня!

GRAZIA: Вокруг вас происходят чудеса?

С.Х.: Конечно. Я очень ценю бытие. Судьба ко мне благосклонна, и поэтому хочется благодарить ее за все, что она мне преподносит. Я умею радоваться мелочам и, надеюсь, не разучусь.

GRAZIA: Кстати, а вы определили для себя, каков краткий курс счастливой жизни?

С.Х.: Любить и быть любимой!

GRAZIA:Что бы вы сказали людям, которые будут жить через сто лет? Какое послание оставили бы им?

С.Х.: Мне кажется, у нас уже слишком прогрессивное время — социальные сети, телефоны, спутники… Я бы пожелала не забывать про живое общение. А вот пафосных и громких фраз произносить не хочется.

Интервью: Анна Сиротина

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.