GRAZIA: Почему ваше новое ток-шоу, у которого пока нет даже названия, первыми увидели посетители сайта posttv.ru, а зрителям СТС это только предстоит?
Тина Канделаки: Подобная схема была у проекта РЕН ТВ «Нереальная политика» и оказалась крайне успешной. Теперь мы все новые программы будем так тестировать: выкладывать проекты в Интернете, чтобы узнавать реакцию зрителей перед премьерой в эфире.
GRAZIA: Вам никогда не хотелось поучаствовать в передаче «Две звезды», которую вы ведете на Первом канале, в качестве исполнительницы?
Т.К.: Я петь не только не умею, но еще и не люблю! У меня очень талантливая грузинская семья: все поют, играют на музыкальных инструментах.
Одна я не делаю ни того ни другого- в семье не без урода. Но мне хотелось сотрудничать с Первым каналом, потому что это же определенная веха в карьере. У всех свои мотивы работать там. Я шла к этим людям, так как именно они сейчас формируют общественное мнение. Одновременно я остаюсь ведущей СТС и очень благодарна каналу за то, что меня не ограничивают и позволяют развиваться. Я как те мужчины, которым нужно пойти на сторону, чтобы потом вернуться к жене с большей любовью. И к счастью, мне дают погулять.
GRAZIA: Для вас важно, во что вы одеты на съемках?
Т.К.: Нет, мне на это наплевать. В одной передаче могу появится в сиротском платье, а для другой надеть роскошный наряд. Я люблю и умею смеяться над собой. У нас был выпуск «Двух звезд», где мы решили, что я вообще не буду говорить. Только вязать, копаться в сумочке… Люди развлекаются, глядя на это, и я позволяю себе играть с ними. Я на самом деле очень уверенный в себе человек. И вообще, Тины Канделаки достаточно много на российском телевидении, я буду на нем всю жизнь. Так что вы обречены на меня!
GRAZIA: На вашем сайте www.kandelaki.com в рубрике «Советы» сплошные диеты. Почему?
Т.К.: Он старый, я им давно не пользуюсь. Если хотите- забирайте, подарю!
GRAZIA: Спасибо, подумаю. А все-таки зачем вам диеты?
Т.К.: У меня есть склонность к полноте. Очень быстро поправляюсь, поэтому все время сижу на диетах. Кстати, хорошо, что вы напомнили: мы сейчас закончим беседовать, и наступит время поесть. Я слежу за этим. У меня бешеный ритм жизни, и если не соблюдать некоторые правила, то будешь очень плохо выглядеть, что отразится на качестве работы.
GRAZIA: Может, вам стоит просто отказаться от тех продуктов, от которых поправляетесь?
Т.К.: Так и делаю. Я восточная женщина с соответствующей фигурой, к тому же у меня двое детей.
GRAZIA: Вы любите задавать своим собеседникам острые вопросы?
Т.К.: Когда становишься публичным человеком, для тебя перестают существовать провокационные темы. Мы с вами оба журналисты и в данный момент можем позволить в отношении друг друга любую бестактность. Что неприемлемо для обычного человека- норма для людей публичной профессии.
GRAZIA: Почему же вы так увиливали от комментариев после того, как вместе с Сулейманом Керимовым попали в аварию в Ницце?
Т.К.: Я не хотела комментировать ситуацию по той причине, что у меня есть дети, которые невольно оказались заложниками этой истории. Когда я пишу что-то о людях или беседую с ними, стараюсь узнать, есть ли у них семья и как мое слово может на ней отразиться. В ситуациях, подобных той, что произошла в Ницце, объяснения дают официальные представители. Однако ни пресс-служба Сулеймана Керимова, ни какая-либо другая не сделала заявлений, которые, быть может, сильно охладили бы интерес тех, кто писал об этой истории. Кроме того, в то время случались куда более удивительные вещи: многие женщины не сидели в Ницце и не попадали там в аварии, а изменяли своим мужьям на глазах у всей страны, разводились. А я ведь как жила с Андрюшей Кондрахиным, так и живу- и не планирую с ним расходиться. Тогда же многим хотелось, чтобы я оказалась изменщицей, которую накрыли с поличным.

В нашей стране вообще этот охотничий нюх сильно развит. Меня даже требовали уволить с работы за непотребное поведение!
GRAZIA: Что же такого неприличного вы натворили?
Т.К.: Этот вопрос я могу задать и вам. Почему вообще у людей рождаются такие мысли? Вы никогда не задумывались? Это потому что я- Тина Канделаки. Я такая, какая есть. При всем своем успехе (и притом что нахожусь замужем) вызываю у мужчин определенные чувст­ва и не стану от вас этого скрывать.
GRAZIA: Вы боитесь зависти?
Т.К.: Не ее надо бояться, а собственных поступков, за которые потом придется расплачиваться. Тезис «не судите, да не судимы будете» никто не отменял. Кто-то выбирает зависть и менторский тон и считает, что вправе делить людей на хороших и плохих. А я думаю, что это в компетенции одного лишь Бога.
GRAZIA: Правда, что вы готовитесь к новоселью?
Т.К.: Сегодня ночью переезжаю.
GRAZIA: Чем новое место лучше?
Т.К.: Тем, что квартира, где я жила раньше, — съемная. А новая- это теперь, надеюсь, мой постоянный дом.
GRAZIA: Сами вещи собираете или пользуетесь услугами агентств, которые помогают при переезде?
Т.К.: Сегодня утром все собрала сама. Мы с Наташей, которая давно помогает нам по хозяйству, упаковали вещи. Их не так много- не покупали, поскольку жили в съемной квартире. Слухов о моем гардеробе гораздо больше, чем он сам.
GRAZIA: Вы могли бы сказать, что работа наносит ущерб вашей личной жизни?
Т.К.: Нет. Моя занятость мужу не мешает. Мы познакомились, когда я уже активно работала. Но у всего есть своя цена. Кто-то живет бурной личной жизнью, но не имеет того, чем обладаю я.
GRAZIA: Я к тому, что сегодня воскресенье, а вы сидите на работе, вместо того чтобы, например, пойти в театр.
Т.К.: Однако я могу себе позволить завтра поселиться в 400-метровой квартире. А те, кто сейчас в театре, никогда в такую, возможно, не переедут.
Интервью: Андрей Захарьев»